Madrid: College Zurbaran.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Madrid: College Zurbaran. » флешбек. » -скажи мне, наконец, любишь ты меня или нет?


-скажи мне, наконец, любишь ты меня или нет?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название:
-скажи мне, наконец, любишь ты меня или нет?
Участники:
David Ferrán, Fernando Redondo
События:
Первый курс. Кто бы мог представить тогда, что эти двое не просто будут вместе, но и полюбят друг друга до безумия. Что одни лишь прикосновения будут доставлять уйму удовольствия, а взгляда хватит, чтобы прочитать в нем всю ту нежность, с которой один относится к другому. И это после всего пережитого. После, вошедших в норму, оскорблений Фера и трусости Давида.
Очередная вечеринка и веселая ночь, на которой Ферран находит Редондо в одиночестве и решает воспользоваться моментом. Вот только не понятно для чего. Чтобы опять оставить брюнета у разбитого корыта, сбежав после первого поцелуя или случайного свидетеля, или он таки решиться сказать что-то стоящее?

+1

2

Ох уж этот «обычный» день. Поперек горла сейчас стоит все, что происходит вокруг, все эти лица и лживые улыбки. Вновь делаешь вид, что у тебя то все замечательно и с чего кто-то мог взять, что что-то не так? Нет, что вы, все замечательно, все зашибись. Он автоматически внес себя в категорию лжецов, любящих поиграть на толпу. Он тоже улыбался ложно, улыбался часто и делал это совершенно правдоподобно. Улыбается, когда душу рвут противоречия, настолько сильно, что сносит крышу в прямом смысле этой фразы. Можно бесконечно давать метафорные описания того, какая у Давида была чудесная жизнь за последнюю неделю, но не одна из них не сможет передать точно чувства, которые кипят внутри. Что собственно произошло? Описать все или частью? Много. Много всего и всякого. Вечные ссоры с родителями — глупости, удел любого подростка. Влюбился — Не плохо. Кажется это только плюс, но стоит добавить, что влюбился он в парня и эта фраза приобретает какой-то странный оборот. Хочется отреагировать на неё двояко, с отвращением и с неопределенностью, которая и побуждает делать глупости. Ферран относился к тому числу людей, кто всегда высмеивал однополые отношения, хоть и лично к человеку относился нейтрально, будь он друг твоего друга, как в случае с Фернандо. Фер... Фер это вообще отдельная тема. Одна мысль о ней заставляла нервничать, при этом настолько сильно, что бросает в дикую дрожь. Но от чего с парнем это происходит даже он понять не может. То ли от того, что он просто чувствовал себя не в своей тарелке рядом с Редондо как гетеро с геем, то ли Давид действительно чувствовал к нему что-то... что-то очень сильное, похожее на влюбленность и дикое влечение, желание оказаться рядом и довольствоваться не простым взглядом и дружеским рукопожатием. Эти мысли, казались парню слишком странными, сумасшедшими, невозможными. Не должно так быть и он никогда в жизни не сможет признаться себе, что его влечет к парню, при этом влечет гораздо сильнее, чем к любой другой  девушке. В таких случаях люди должны исключить из своей жизни источник заболевания. Но Давид даже этого не смог. Не смог побороть желание видеть Фера каждый день и не по разу. Но смог побороть желание касаться его, по крайней мере на людях. А вот наедине он вновь не мог контролировать не себя, не свое тело и вновь лез на рожон.
И вот опять. Глупая вечеринка, организованная каким-то местным Зурбарановским сыночком крутых родителей в большом клубе, хоть и на радость уютном. Все уже полупьяные, накуренные, но в меру довольные. Да, вечеринка удалась на славу. Этой обстановке удалось споить даже тех, кто бы в принципе в обычное время под угрозой смерти пить не стал. Танцпол был забит до предела, кажется сегодня в клуб приперся весь Зурбаран. Фиеста никого не смогла оставить равнодушным. Хотя Давид любил посещать такие места. Можно было зарядиться позитивом и напиться, хоть и не до состояния капусты, нужно было еще домой ехать, а любил ли такие мероприятия Фер, парень не знал. Шел ли он на них просто для компании с Йоли или с той же целью что Ферран трудно сказать, но шатен мог ответить наверняка, что пару минут назад он точно его видел. А теперь искал. И, вероятно, если бы не нашел правда жутко расстроился. Зачем ему вновь это было нужно? Все проще простого. Вновь хотелось испытать дрожь, волнение, возбуждение. Все это в совокупности и рядом с Фером. Вновь хотелось свести себя с ума. Редондо за пару дней стал для парня кем-то в роде наркотика, который заставлял реагировать адреналин в крови очень бурно. Без слов было понятно, что все, что он делал в голову нормальному не придет, но сейчас было абсолютно плевать и не от того, что алкоголь ударил в голову, а от того, что сейчас их, вероятно никто бы не заметил, а даже если бы и заметил по пьяне не придал бы значения... Слабо обнадеживающий факт. Очень слабо. Да и плевать. Он просто искал его, для себя. Вот только Давид почему то был уверен, что Фер примет его, а не отошьет ко всем чертям. Слишком самоуверенный и это после того, как Дави сам того не подозревая оскорблял чувства Редондо раз за разом своей трусостью. Возможно даже сегодня, побыв с ним пару минут он вновь пойдет к пьяной толпе, а на следующий день сделает вид, что ничего, собственно, и не произошло. Но внутренне каждая минута, проведенная с Фернандо отдавалась каким-то теплым солнечным светом. Что будет, если этот свет у него отнимут? Сможет ли Давид все это забыть? Он еще не задавал себе этого вопроса, а если бы задал, то давно бы решился признаться всем и в первую очередь себе, что его влечет к парням.
Но вот уже на протяжении пятнадцати минут розысков брюнета не увенчались и намеком на успех. Фера и след простыл. Как это обычно бывает и Давид, признаться, начал расстраиваться, теряя к вечеринке былой интерес. В надежде избавиться от громкого шума музыки на танцполе, он решает побыть в одиночестве, подумать о том о сем, да и просто спокойно посидеть. Поднявшись вверх по нескольким ступенькам парень оказывается в подобии кафе с кучей столиков, несколько из которых оказываются чем-то в роде приватных помещений за толстой хлопковой занавеской. Конечно он вновь не теряет надежны, обнаружить за одной из низ Фера.
Но... Никого. В этом месте вообще никого нет. По крайней мере так казалось, пока Давид, выбрав себе последний столик, не решился расположиться за хлопковым навесом и не заметил там, кстати говоря без особого удивления, но с бурной радостью, Редондо. Легкая улыбка, будто он знал, что парень находился именно за этим столиком.
-Привет. - Мягко произносит Дави в знак приветствия и распологается на диване рядом. - Я искал тебя. - Добавляет он после небольшого молчания, переведя взгляд с надеждой на реакцию в ответ. - Что делаешь? - Звучит как-то глупо, но звучит. Просто для того, чтобы хоть как-то поддержать и без того напряженный разговор. Но сказать на чистоту разговаривать совсем не хотелось, куда уж там. Парень продолжает с любопытностью заглядывать в лицо Фернандо, надеясь увидеть там хоть какую-то радость от его присутствия, но все тщетно и Давид начинает теряться на фоне окружения в виде плотной аккуратно подвязанной занавески, небольшого квадратного столика и углового кожаного дивана.

+3

3

Последняя неделя была просто каким-то сумасшествием. Фернандо регулярно чувствовал себя абсолютно неадекватным. Причин для этого было достаточно много: одна из них учеба. Она стала как-то по-особенному напрягать. Было тяжело заставлять себя сидеть на одном и том же месте от урока к уроку. Радовали только перемены, когда была возможность пообщаться с Йоли, Хулио, да и вообще с кем бы то ни было. Плюс, что бы он ни говорил, но память все ещё сохранила неприятные воспоминания с тех пор, когда он открылся перед однокурсниками, и некоторые сочли нужным над ним прикалываться. Брюнет никогда не относился к числу тех, кого особенно волнует мнение окружающих его людей, кроме друзей, разумеется, однако все равно обидно, когда в тебя тыкают пальцем и шушукаются. Сейчас интерес к этому ослаб, наконец, но кое-кто иногда ещё считает нужным напомнить о том времени. Хотя, честно говоря, это вновь стало его волноваться только из-за одного человека. Давид появился в жизни так неожиданно и моментально все перевернул с ног на голову. И он сам, и его лучший друг Хулио постоянно уверяют, что Ферран гетеро до кончиков пальцев. Что таких гетеро, как он, ещё поискать нужно. Но Фер готов биться головой об заклад, что это не так. Правда, возможно, лучше бы это было правдой. Во всяком случае, тогда Фернандо чувствовал бы себя спокойно и умиротворенно, зная, что ничего из этого не получится. Но нет же. В последнее время ему вообще не везет: сначала этот проклятый случай с Оливером, потом с Уго, теперь судьба преподнесла ему очередной подарок, в шикарной упаковке, но с непонятным содержанием.
Давид стал для него каким-то наваждением. Наваждением, от которого спастись невозможно. Он сводит его с ума, причем не только в плане чувств, а ещё и своей неопределенностью. Конечно, тяжело признать в себе тягу к парням, и Фер понимает это, как никто другой. С ним когда-то случилось тоже самое. Но надо принять это как должное и жить дальше, устраивать свою жизнь. А Ферран будто бы этого не хочет. Он то подпускает к себе, то держит дистанцию. Первое время Редондо это терпел, воспринимал это как должное, не все сразу устаканивается ведь, но сейчас это стало невыносимо. Фер чуть ли не каждый день видит его в колледже, проходит рядом. Они часто встречаются взглядами, общаются, а от близости с этим человеком у Редондо буквально подкашиваются ноги. Брюнет не может думать ни о чем, да и не хочет, только бы момент никогда не заканчивался. Однако, стоит кому-то из его друзей пройти рядом или зайти в кабинет, где они находится, как Давид его отталкивает. Причем делает это так резко и легко, будто бы Фер его личная игрушка, с которой можно вести себя, как вздумается. Возможно, он сам виноват. Терпел это, ничего не говорил, спускал на тормозах. Теперь расплачивается. В конце концов, такой расклад ему надоел, и Фернандо перестал молчать, высказывал свои претензии, переходил на повышенные тона. А толку фактически ноль. Замкнутый круг. А что в этом самое обидное? До боли обидно осознание собственной беспомощности. Фер не может этому противостоять. Сколько раз уже говорил себе, что надо забыть этого парня, выбросить его из головы, но ничего не получается. Стоит только Давиду появиться в поле зрения, как Редондо готов бросить все и отправиться к нему навстречу. И все для того, чтобы в итоге вновь оказаться у разбитого корыта. Однако те минуты, которые ему удается провести в обществе Феррана, доставляют ему чувство неимоверной радости.
Сегодня у брюнета не было желания куда-либо идти, но на помощь пришла Йоли. Наверное, единственный человек, способный вытащить его куда угодно. Конечно, лучшая подруга не могла не заметить подавленности Фернандо. Его плохого настроения и пессимистичного взгляда на мир. Она знала причину и не собиралась позволять ему продолжать над собой издеваться. Вечером кто-то устраивал вечеринку, на которую в итоге, наверное, пришел весь колледж. И они. Редондо сразу же занял почетное место у бара, пытаясь рассмотреть знакомые лица в толпе учеников. Хотя, кого он обманывает. Фер искал одно-единственное лицо, которое за это время стало очень родным. Парень вглядывается в темноту, эти световые лучи очень раздражают. Сложно узнать кого-то в таком столпотворении. Однако ему это удалось. Взгляд все же отлавливает нужного человека. Давид стоит совершенно в другой стороне. Может быть он чем-то занят, а может и нет. Редондо это не волновало. Главное, что он здесь, Фер его увидел, подарил себе секунду счастья. Дико хотелось подойти к нему, пусть даже просто поговорить, однако Фернандо удержал себя. Желание быть рядом было огромным, но боязнь быть отвергнутым ещё больше. Он устал. Устал быть тем, кому говорят “нет”, кого отталкивают постоянно, втаптывают чувства в землю. И брюнет стал ненавидеть себя за эту детскую привязанность к Феррану. Почему именно к нему? Есть же те, кто определился со своей ориентацией, кто не будет бояться мнения окружающих, кто позволит себе любить и быть любимым. Черт. Конечно, такие люди есть. Но нет же, над Фером обязательно надо поиздеваться. Иначе никак.
Брюнет кое-как пробрался к Йоли и сообщил, что пойдет подышать свежим воздухом. Невыносимо было сейчас находится в такой толпе. Это слишком давило. Правда в итоге Редондо решил не покидать здания, а просто поискать более уютное и уединенное местечко. Парень поднялся на верх. К счастью, желаемое место долго искать не пришлось. Вскоре оно оказалось прямо перед носом. Несколько столиков, плотные занавески закрывают некоторые из них, небольшие диваны. Как раз то, что ему нужно. И главное – ни души по близости. Он прошел в самый дальний угол, занял свободное место и вздохнул с неким облегчением. Здесь и музыки почти не слышно.
Фер снова поймал себя на мысли, что думает о нем. Давида здесь нет, может быть он вообще уже ушел или забыл, кто такой Фернандо Редондо. И все равно не оставляет его в покое. Как же это все-таки тяжело. Послышались тихие шаги. Где-то глубоко в душе брюнет надеялся, что это Ферран. Но не хотел себе признаваться в этом, поэтому одновременно мечтал, чтобы тот, кто поднялся сюда же, ушел. Спустился вниз и продолжил развлекаться, позволив ему дальше оставаться в гордом одиночестве. Но нет. И этому пожеланию не суждено было сбыться. Фер сосредоточил взгляд на занавеске, которая сейчас скрывала его ото всех. Она немного дернулась, потом вовсе отодвинулась, и перед глазами предстал Давид. Единственный человек, которого Редондо и мечтал и жутко не хотел видеть. Из всей той толпы студентов сюда пришел именно он.
Ферран улыбнулся. Улыбнулся так искренне, что Фер был готов тут же забыть про все обиды и боль. Что-то подобное с ним происходит постоянно и исключительно в обществе Давида. Однако сейчас Редондо не нашел в себе сил подарить ему такую же улыбку. Он просто оставался на месте, внимательно наблюдая за перемещениями парня, который вскоре сидел рядом на диване. Искал его? Это как соль на рану. Конечно, звучит приятно, но страшно в итоге вернуться к тому же, чем всегда заканчиваются их встречи. Фернандо сохраняет внешнее спокойствие, выглядит серьезно и буквально буравит Давида взглядом. А внутри кипит огонь. Целая буря эмоций, сжигающих изнутри. Вопрос был задан, но молчание все же возникло. Фер не знал, что ответить на такой, казалось бы, элементарный вопрос.
- Сижу, как видишь. Хотел уйти, но Йоли попросила задержаться,- наконец, заговорил брюнет, отводя взгляд. Он старался говорить так, будто бы ничего не произошло. Ещё немного помолчал, а потом вновь повернулся к Давиду,- а ты? Прячешься от своих дружков гомофобов?- поинтересовался Редондо, внимательно наблюдая за реакцией Феррана. Ему действительно казалось странным, что он сейчас здесь, а не внизу отрывается на танцполе. Это на него не похоже.

+3

4

Даже напряженный вздох сейчас не мог передать всего, что хотелось сказать за пару минут Феру. Может не хватало времени, может слов, а может смелости, черт бы её побрал. Парень мог оправдывать себя как ему хотелось, но все так или иначе сводилось к его проклятой трусости. Именно она портила всю положительную сторону данной ситуации. Да она та самая ложка дектя в бочке с медом... Она... Скорее не одна ложка, а кастрюля как минимум. Давид был человеком, плюсы которого нужно было искать с особым старанием в отличие от Фернандо. Для Феррана брюнет был
в какой-то степени идеальным человеком. Хулито часто говорил о Редондо, как о друге "на миллион": «Всегда уверен в нем, даже когда остальные готовы отвернуться от тебя». Видимо сейчас настал тот момент, когда Давид должен задуматься о ситуациях, в которых он причинял брюнету боль, в которых отворачивался, когда нужен был больше всего. А происходило это постоянно. Если быть точнее каждый день. И от этой мысли становилось жутко стыдно, настолько, что не хотелось смотреть на себя в зеркало. Страшно. Боишься увидеть там какое-то безликое чудовище. Лицемер, неблагодарная свинья, еще и трус. Замечательная характеристика для подростка семнадцати лет. На доску позора и закидать помидорами. Странно, что Фер до сих пор этого не сделал. Сколько же терпения нужно иметь с этим парнем и со всей его сумасшедшей вереницей, что вертится в голове? Да Редондо уже давно пора поставить платиновый памятник и возлагать к нему цветы каждый раз, когда Дави ведет себя как конкретный кретин... Думаю, возле его памятника собралась бы уже тонна самых дорогих цветов и обновлялись бы они каждый день, не по разу. Приятно звучит, но на самом деле это лишь очередная гнусь, которой в жизни Фернандо с появлением Феррана увеличилось на многие десятки раз.
Кажется, это так просто: махнуть на всех рукой, признаться, что ты гей и быть с человеком, который действительно тебя любит, который ценит, который готов терпеть все твои идиотские выходки и любить так, как никто не полюбит. К тому же Давид уверен, что его друзья не отвернуться от него, по крайней мере один то точно — Хулито общается с Фером вот уже год, да к тому же он друг детства шатена. Может быть Дави набрал бы себе еще кучу хороших друзей из числа знакомых Редондо, но... Но все это лишь на словах, не на деле. Так трудно смериться, что на тебя будут смотреть по другому, будут шушукаться, смеяться. Гей — это как ярлык. Как большая цветная табличка с буквами шрифта тысячи пикселей. Сравнимо это наверное только с пожизненным листком на спине «пни меня» или «я кретин», а лучше «трус». Да именно такой ярлык сейчас на нем висел. Для толпы тех идиотов, которые ценят жизнь лишь за красивую обертку Давид был «своим в доску парнем», а для Фера далеким, чужим. И что страшнее? Потерять толпу идиотских баранов, которые ведутся за модой и приобрести самого ценного друга или остаться с идиотами, но потерять того самого друга? Нет не друга, человека который будет тебе и другом, и поддержкой, и помощником в любых делах и тем, кто сможет любить тебя больше жизни, сказав: «Хочу, чтобы ты был моим единственным, до самой смерти». Как бы банально это не звучало, это приятно до дрожи в коленях. Если бы это могло стать явью, Давид, забегая на перед, пообещал бы ему тоже самое. А что творилось сейчас? Невыносимое молчание, при котором брюнет сверлил угрюмым взглядом парня напротив, а тот в ответ лишь виновато отводит глаза, сложив брови домиком и состроив в очередной раз из себя "невинную душу". Нет, не состроив. Сейчас он и правда чувствовал себя скотиной, ублюдком... Да кем он только себя не чувствовал, совесть с удовольствием играла сейчас на его нервах. А разум начинает медленно осознавать, что вся его трусость до тошноты противна. Рядом с Фером он был решительнее, а как только стоило между ними кому-то появиться, вся решительность в миг уходила и появлялся старый добрый Давид с противным характером полигамного непостоянного бабника — гетеросексуала еще и труса. Гибрид всего самого худшего — да, это Давид. Он мог назвать себя сейчас парнем — выкидышем. Хотелось оправдаться в глазах Редондо, но как... Он не знал, не понимал, не представлял как все повернуть, как заставить брюнета поверить ему и в него. Да и он наверняка мог поверить, просто не хотел в очередной раз обжигаться. А делал он это слишком часто.
Парень в момент ловит реплику Фернандо и тут же поднимает на него взгляд со все той же расстроенной миной. Делает мысленно какие-то выводы, абсолютно не относящиеся к основному направлению размышлений, и лишь молчаливо смотрит в край стола неподалеку. Поджатые губы говорят о том, что еще пару минут молчания и он лопнет от всего, что его внутри переполняет, просто разрывает. Новая реплика, и пара карьих глаз вновь возвращается на Редондо, на этот раз они задерживаются дольше, в ответ ловя на себе взгляд брюнета. Пристально внимательный. Кажется, ответ, реакция на этот вопрос был важен ему и это понятно, как понятно и то, что парень хотел услышать.
-Фер, черт... - На вздохе наконец отвечает он, чуть хрипло и с пониженным тоном, секундно переведя взгляд на противоположную сторону, а затем вернув его на Фернандо, продолжает. - Ты злишься на меня? Я хотел поговорить... и увидеть тебя. - Он в очередной раз невинно складывает брови домиком, заглядывая в глаза брюнета, вновь безнадежно надеясь увидеть там понимание. Что за глупости. Конечно ответ ясен. Сегодня он отшил его в туалете, завтра отошьет в классе, дальше это будет повторяться вновь и вновь. У их отношений не будет развития, пока один из них не сможет побороть свою чертову трусость. -Я скучал. - Вновь внезапная реплика. Разум совсем отказывается слушаться и валит глупость за глупостью. По крайней мере все это парню казалось именно глупостями. Тем временем от этого пристально-внимательного взгляда напротив по спине пробегают мурашки. Как легко было сейчас потерять голову, вновь. И Давид, кажется, готов был подчиниться. Отлично, теперь выясняется, что у него еще и силы воли нет. Держи себя в руках, Давид. Не ломай снова эти чертовы дрова, кретин!
-Я хочу быть с тобой. - Выпаливает парень, кивнув своим словам. Кажется, не это он пытался внушить себе парой минут назад. Это значило одно — он вновь потерял над собой контроль, в который раз. И за этим он скрывался как за глупым оправданием. Детским. Не хватало смелости себе признаться, что он действительно хочет, чтобы эти слова были правдой, а не очередной ложной надежной, которой он подпитывал Фернандо каждый день. Он сам вводил его в тупики, заколачивал двери и заставлял мучаться, при этом мучаясь дико сам. Может наконец пришло время раставить все точки? И каков же будет ответ? А никакой, он молчит, убеждаясь сам, что сказал то, что хотел. Это ли он скажет завтра? Об этом ли вспомнит, когда увидит Фера в толпе или рядом с Хулито? Подойдет ли к нему при всех? Обнимет ли или возьмет за руку? Наверняка Редондо думал об этом и уже понял, что Давид не способен на это. Не способен до поры до времени. А пока он понимает, что его тело перестает слушаться и рука медленно, но тянется к руке парня рядом и вскоре как-то нерешительно, но мягко и с какой-то особой нежностью касается её. Сейчас он не готов крепко схватить Редондо, потащить в толпу и признаться при всех, что он гей. К тому же было понятно, что реакция Фера не обещает быть однозначной и предсказуемой, он вполне мог послать его на все четыре стороны — заслуженно, но так же мог поверить, что бы Давид на его месте сделал очень вряд ли.

+2

5

Какой нелепый вопрос. Злиться ли он? Конечно же, нет. Ведь так радостно изо дня в день быть отвергнутым тем, кто за такой короткий срок стал таким желанным. Фернандо прям хлебом не корми, только дай возможность помучиться. Хотя, с другой стороны, на что злиться? Давид ему ничего не обещал, не говорил, что рано или поздно они будут вместе, и вся это неопределенность пройдет. Возможно, Редондо просто надо было быть умнее и отступить. Может быть, Ферран запутался, это временное помутнение рассудка, которое скоро пройдет, а Фер так и останется у разбитого корыта. Он то уже убедился в своей ориентации, и все знает наверняка, а вот Давид в этом плане свободная птица, волен делать все, что пожелает. И, кстати, нельзя сказать, что Фернандо злится только на Дави. Скорее даже больше на себя, чем на него. У каждого из них есть своя голова на плечах. Они делают свой выбор, испытывают какие-то свои чувства и эмоции. И, если брюнет в это ввязался, влюбился именно в Феррана, то это большей частью его проблемы. Он мог бы к нему не подходить, не сверлить постоянно взглядом, избегать, не высказывать претензий, не давать, в конце концов, понять, что заинтересован им. В таком случае Давид мог бы раньше потерять интерес и, быть может, вернулся к своей излюбленной жизни в роли гетеро, которая столько лет его устраивала и не приносила проблем.
Фернандо выдержанно молчал, поджав губы. Боялся ляпнуть что-то лишнее, вновь поучать Давида. Фер ведь отлично понимает его состояние на данный момент. Сам когда-то оказался в таком же. Только вот, кажется, его признание в роли гея прошло слишком быстро. Все это долго держалось в тайне, а потом события посыпались одно за другим. Казалось, что за каких-то пару дней на него повесили ненавистный для многих ярлык. На самом деле Редондо этому даже рад. Гораздо лучше, чтобы все произошло так резко, чем как в случае с Ферраном. Помнится, первой большой любовью Фера был Рубен, который об этом и понятия не имел. Брюнет это тщательно скрывал и жил с этим высоким чувством. И, честно говоря, толку от этого никакого. Пустая трата времени. Сейчас и Давид стоит перед выбором: он может подавить в себе эту тягу к парням, скрыть, запереть её в сердце и не выпускать, а может открыться. В свое время Редондо выбрал первый вариант. Любил, но молчал. Сейчас парень считает, что это было глупостью. Ферран в праве поступить также, никто не заставит его делать то, что не хочет он сам. Однако какой смысл подавлять в себе то, что так очевидно? Впрочем, Фер для себя хотел только одного - чтобы выбор, наконец, был сделан. Пусть Давид уже определиться со всем, перестанет бояться, и Фернандо будет готов его поддержать в любом его решении. Лишь бы эти страдания уже подошли к концу.
Брюнет так и не рискнул ответить на поставленный вопрос. Не нашел точного ответа, единственного правильного, поэтому предпочел продлить молчание. А Давид тем временем продолжал говорить, и каждое слетевшее с его губ слово сильно отпечатывалось в памяти, и заставляло сердце стучать быстрее. “Хотел поговорить, увидеть, скучал” – Фернандо отдал бы многое, чтобы слышать это каждый день. Слышать именно от него. Но где гарантия, что завтра у Феррана будет такое же настроение? Нет никакой гарантии. Либо в очередной раз поверить, либо встать и уйти. Чтобы не продолжать этого безумия.
И последняя фраза, которую, кажется, вбивают в самое сердце. “Хочу быть с тобой” – именно эти слова Фер мечтал услышать с самого их знакомства. Все эти дни брюнет жил надеждой, что Ферран одумается, но постоянно обманывался. Уже несколько раз обжигался, но как упертый осел продолжал наступать на одни и те же грабли. Теперь же, когда Редондо решил завязывать со всеми этими муками, Давид вновь преподносит ему сюрприз. Фернандо буквально замер на какое-то мгновение, все ещё не веря своим ушам, потом опустил голову. Голова шла кругом от всего этого. Как в каком-то фильме. Он никогда и подумать не мог, что способен испытывать что-то подобное к кому-либо.
Боковым зрением Фер видит, как рука Давида тянется к его. Брюнет закрыл глаза. Может это нелепый сон? Сейчас зазвонит будильник и пора будет снова в колледж? Но нет. Легкое прикосновение вызывает  волну мурашек. Будто бы небольшие электрические разряды пронизывают все тело. Кто бы мог подумать, что такой, казалось бы, обычный жест способен вызывать столько эмоций. Фернандо вновь открывает глаза, и взгляд падает на руку Феррана, которая все ещё находится на его. Редондо поднял голову, глядя на Давида. Сейчас  он выглядит так..наивно что ли, мило и совершенно безобидно. Хочется ему верить, но где-то глубоко в душе Фер знает или чувствует, что это его очередной каприз, что выбор ещё не сделан, и завтра все будет иначе. Брюнет не выдергивает руку, просто не находит в себе сил для этого. Фернандо более ли менее собрался с мыслями и даже легко усмехнулся, продолжая смотреть на Давида. Лицо его теперь, наверное, не выглядит таким серьезным и сосредоточенным, как секунду назад.
- До каких пор, Давид? Пока не наступит утро или не закончится эта вечеринка? – наконец, заговаривает парень,- ты что, ведешь какую-то игру? Доведи Фернандо до сумасшествия? Ты на половине пути к этому, но, извини, я не мазохист,- Фер подвинулся к нему ближе, поменяв местоположение своей руки так, что теперь она находилась поверх руки Феррана. Редондо чуть подался вперед, оказываясь совсем близко к лицу Давида. Теперь их губы разделяла всего пара каких-то несчастных миллиметров. Он даже чувствовал его теплое дыхание на своей коже,- прошу тебя, найди себе другую жертву. Пожалуйста. Я так больше не могу,- Редондо сделал небольшой глоток воздуха,- или сделай, наконец, выбор. Неважно какой, но четкий и осознанный. Я не могу потакать твоим капризам,- Фернандо замолчал. Опустил взгляд на губы Давида и тут же почувствовал как в горле пересохло. Невольно, по привычке, облизнул губы и случайно кончиком языка коснулся нижней губы Феррана. Это было уже выше его сил. Редондо тут же отстранился, убирая и руку тоже. Он хотел лишь такой близостью показать Давиду то, что тот упорно не хочет принимать. Будь он таким гетеро, каким его до сих пор все считают, то Фер бы уже получил кулаком за такие телодвижения. Дави бы находился на другом конце помещение, вопя, чтобы такого больше не повторилось, но парень остался здесь, не предпринял попытки даже оттолкнуть Фера. Это ведь о чем-то говорит, разве нет? Однако в итоге его попытка открыть Феррану глаза, оказалась настоящей пыткой для него самого. Он же давно определился в своих симпатиях, понял, что чувствует к этому человеку. И все эти прикосновения лишь подливают масла в огонь. Его, в буквально смысле, бросило в жар от всего этого. Сердце быстрей стало перегонять кровь, а в помещении стало слишком жарко. И, по-моему, кто-то выкачал отсюда воздух. Тело до сих пор помнило ощущения от такой близости к губам Давида, и сердечный ритм из-за этого никак не хотел замедляться.
-Прости, Давид. Моя жизнь и так полна проблем, чтобы ещё и ты надо мной издевался,- как бы подытожил брюнет. Голос его стал тише, а взгляд беспорядочно бегал по лицу Феррана, словно ища на чем же остановиться. Где-то глубоко внутри Редондо понимал, что было бы правильней сейчас уйти. Он сказал то, что ему нужно, и Давид теперь волен либо делать выбор, либо продолжать свои непонятки, но без участия Фера. Но ноги отказывались идти. Ферандо не хотел уходить, опасаясь, что этот разговор может стать их последним. Кто знает, что будет при их следующей встречи и какие мысли осядут в головах у этих двоих.

+2

6

Миг, всего лишь секунды хватает, чтобы определить, что ты совсем едешь по наклонной. Не нужно долгих объяснений и разбирательств, все и без того понятно, вызывайте реанимацию, психушку, всех созывайте, потому что это заболевание не просто не излечимо, а уже вошло в привычную жизнь. Совсем недавно, всего пару дней назад, но его уже невозможно излечить. Какой-то супер устойчивый вирус. Все кажется намного сложнее, чем есть на самом деле, хотя даже какие-то самые простые методы лечения не могли оказать должного результата. Любовь не возможно излечить. Это такое ватное понятие. Для каждого свое, как, скажем, вкус. Кого-то эти чувства затрагивают на половину, часть, кого-то совсем оставляют в покое, ну а кого-то, как Давида, поглощают с головой, безжалостно.  Неужели он первый раз любит? Но любит по настоящему и всем сердцем. Уверен ли он, что это действительно не каприз, который через несколько дней забудется как страшный сон, а может все это от вечных ссор родителей? Их психологическое влияние? Опять пытается прятаться за кучей оправданий. Нельзя не согласиться, что это в разы проще, чем признать очевидное, признать то, что поставит штамп на самом видном месте. Лоб? Ну уж нет, видимо Дави особый какой-то и его просто всего проштампуют. Специально, чтобы обеспечить в дальнейшем веселенькую жизнь. Но мы вновь забываем для чего все это, а точнее для кого. Обычный человек уверен, что готов сделать для своей второй половины все что угодно, готов на небо за звездами лезть, лишь бы ближний был рад. А что Ферран? Он даже не может признаться окружающим в своей ориентации, какие там, к черту, звезды. И вот опять это чувство. Стыдно. Так хочется все исправить, но на нем будто стоит какой-то запрет, при том его нельзя нарушать даже при угрозе смертельной казни. Одни бессмыслицы и непонятки, от которых некуда было деваться. Лишь два пути. Либо ты даешь понять всем вокруг, что ты с Фером, но сведя своих родителей с ума или же все оставляешь как есть, заставляешь мучатся себя и Редондо, при этом проявляя себя как трус, эгоист и настоящий кретин.
Легко качает головой — Фер продолжает молчать. Невыносимо и становится как-то больно, просто от того, что он вымалчивает, чего-то ждет. Видимо так чувствует себя Фернандо в случае с Дави, закрывая глаза на все его поведение. Он просто молчит. Любит и молчит, понимая, что этот парень обычный трус из того числа гнусных людишек, каких сейчас через чур много - пустышек. Такие просто недостойны его внимания и уж тем более они не достойны его мучений. Душевных, разрывающих, колющих, невыносимых. Противоречия опять атакуют голову, но размышления заставляют вновь и вновь ставить галочки напротив имени Фера в противовес трусости. Еще пару минут молчания и он бы обязательно что-нибудь сказал. Только что? Обычно в таких ситуациях не прибегают к словам. Это действия. При этом четкие и уверенные, решительные, целенаправленные. Такие, каких, казалось, в Давиде никогда не будет. Ошибка? Может он решится доказать, что готов встать на путь исправления, пусть и это «исправление» принесет ему не мало проблем. И вновь поедет крыша. Но душа будет успокоена, ты будешь уверен, что рядом есть поддержка, опора, на которую можно положиться. Фер. Он будет не просто опорой, он станет и фундаментом, и спасателем, и психологом. Он станет всем, кем только капризный Ферран захочет его видеть, потому что он уверен в своем решении и готов ко всему, лишь бы быть с человеком, в которого влюблен. А в ответ отдачи нуль. Он уже столько всего испытал, неужели заслуживает этого жалкого потребления? Само собой нет. А Давид ведет себя как капризная девственница, которой предлагают хорошо провести ночку, при этом с человеком, который любит тебя, которого любишь ты, а он еще и нос воротит. Идиот — это еще мягко говоря.
Брюнет наконец подает голос и Дави поднимает на него взгляд. Как он и ожидал, Фернандо не собирается в очередной раз идти по разбитому стеклу. Ферран лишь напряженно вздыхает, вновь отводя взгляд. Будь он и правда уверен обязательно бы стал кричать поперек его слов о том, что он хочет быть только с ним, что он уверен в своем решении и во всем, что этого касается, но нет. Он лишь виновато блуждает взглядом по полу редко исподлобья перебрасывая его на брюнета рядом. Стыдно. Стыдно, что такой взрослый парень не может отстоять себя, найти в этот раз какое-то оправдание. А может и не надо было? Нужно было согласиться, но тогда смысл слов Редондо приобретет совсем темный оттенок и, кажется, Дави в конец распрощается с Фером. В момент он понимает, что не хотел бы прощаться, даже если бы он сдал всю ситуацию на тормозах, как бы он смотрел на Фернандо в колледже, как бы продолжал учиться с ним? А если бы им вовсе пришлось расстаться? Если бы их отношения просто прервались и они потеряли друг друга, что тогда? Единственный уверенный ответ — парень не хочет терять его. Не за что. Слишком сильно привязался. Этот самый Фер — стал повседневной мыслью, стал частью жизни, которую нельзя было вырезать. Этот кусочек не мог так просто поддаться. Да и Давид бы не захотел лишаться его, не позволил бы лишить себя этого сладкого воспоминания теплой улыбки и этого взгляда. Он единственный, кто смотрел на него как-то необычно. С нежностью, любовью и какой-то мягкой радостью. Так хотелось пообещать ему, что он еще отблагодарит его за этот взгляд, но сказать в жизни Дави ему это так и не решался.
И даже когда он находится вот так близко, всего в паре сантиметров. Когда чувствуешь у себя на щеке чье-то постороннее горячие дыхание тело парализует. Хочется прикоснуться, но вновь будто стоит какой-то блок. Феррана хватает лишь на неуверенно прикрытые глаза и нервное обрывистое дыхание. Для легких вновь не хватало воздуха, даже тогда, когда он был в избытке — бери, не хочу. Шатен чувствует, как рука парня оказывается сверху и даже от такого невинного прикосновения тело пробивает волнение, а желудок начинало сводить. Хватило пары секунд, чтобы понять: тело перестает слушаться своего хозяина. Рука властно и крепко захватывает руку Редондо и не собирается отпускать. Открывает глаза и замечает буквально в пару сантиметрах от себя это столь желанное лицо. Бровь чуть сдвигаются. Ферран не понимал зачем он медлит. Либо не решается сделать это первым, боясь вновь быть отверженным, даже тогда, когда шатен, казалось, весь, целиком и полностью был готов поддаться на эту провокацию, либо так он жестоко над ним издивался. Возбудить и бросить... Звучит это гораздо проще, чем происходит на самом деле. Чувствуешь себя жутко. Нервный глоток.
-Я уже выбрал... - получается как-то хрипло, еле слышно. Хотелось откашляться и повторить фразу. Но нарушать их маленькую идиллию жутко не хотелось. Сейчас он лишь желал большего. Наконец завершить, то, что начали. Однако дождаться завершения было не суждено. Это случайное прикосновение языком сделало свое дело и он полностью теряет над собой контроль, по своему желанию. Хочет лишь оказаться ближе. Тянется вперед и даже на какую-то секунду касается уголка губ Фера, но тот во время отстраняется, от чего Ферран лишь растеряно переводит на него взгляд. Вновь делает вывод, что выглядит жалко. Но рядом с Редондо он не мог иначе. Только ему он был готов показать слабости, никому другому.
Нервно сглатывает и медленно, чуть затуманено моргает, пытаясь подавить в себе влечение, успевшее перерасти в какое-то дикое желание, необходимость, почувствовать что-то большее, чем просто слова и дыхание на губах. Фернандо начинает оправдываться, да именно оправданием все это показалось. А как иначе называется его издевательство. Вновь начинает понимать, какого было Феру, каждый раз, как только Давид, то поддавался желанию, то тут же оставлял его в одиночестве, будь то туалет, раздевалка или тот же коридор.
-Я не хочу терять тебя, Фер... - Не слушая его последние слова поперек произносит шатен, чуть склонив голову на бок. - Я правда хочу... - Теперь его очередь действовать. Пододвигается, в этот раз уверенно, попутно нервно сглатывая. - Хочу быть с тобой. - Пытается заглянуть в глаза, касается рукой щеки, оставляя на неё нежное поглаженные, тело совершенно решило поддаться чувствам, даже без намека на сопротивление на этот раз. Спустя секунду оказывается ближе и таки касается губ брюнета, но не уверенно, оставляя на них лишь легкий поцелуй. Прося разрешение, вновь встречается взглядом с брюнетом. Он как никогда готов был продолжать, но не хотел делать это против воли Фернандо. Если бы тот сейчас просто оттолкнул его, Давид бы понял причину. Именно так он делал каждый раз с Фером или просто сбегал, что было не лучше. Одна рука все так же остается на щеке, а вторая хватает руку парня, чуть сжимая её и, кажется, в этот раз точно не собираясь отпускать, как и самого её владельца отсюда.

+2

7

В какие-то доли секунды Фернандо будто вытаскивают из зоны комфорта и помещают туда, где ему сейчас быть не нужно. Да-да, именно не нужно. Он перестал слышать музыку, которая все ещё должны была доноситься с первого этажа, где по-прежнему продолжалась грандиозная вечеринка, забыл про Йоли, которую оставил сравнительно давно. Она ведь чисто теоретически может его искать, учитывая, что парень сказал ей, что пойдет подышать свежим воздухом и исчез в итоге. С тех пор прошла, кажется, целая вечность. Сейчас брюнета меньше всего волновало мероприятие, танцы, другие люди, и в принципе все остальное. Не было ничего этого. Был только он и Давид. Фер ужасно корил себя за то, что пересек невидимые границы и оказался к Феррану слишком близко. Да, делал парень это, конечно, с определенной целью, но в итоге не рассчитал собственную выдержку и отстранился. Вот уже минуту или две Редондо никак не может совладать с собой, взять себя в руки и выстроить вокруг себя новую стену спокойствия и невозмутимости. Ему с таким трудом давалось длительное молчание, разумные ответы, сосредоточенный и серьезный взгляд, некое внешнее умиротворение. А теперь все это пошло коту под хвост. Та мысленная ограда, которую Фер поставил перед собой, чтобы сегодня не причинить себе боли, снова не довериться Феррану, разбилась на мелкие осколки. И самое обидное, что Редондо был виноват в этом сам. Если бы не его глупое желание что-то доказать шатену, может быть сейчас бы Фер не чувствовал себя так потерянно. Хотелось по-детски закрыть глаза, уши. Все только для того, чтобы не слышать его слова, которым так хочется верить, не видеть того, без которого Редондо уже себя не представляет. А ещё лучше услышать звон будильника и проснуться. Фер не может этому противостоять. Нет ни сил, ни желания этого делать. Просто несколько раз у них уже были схожие ситуации, заканчивающиеся для брюнета крайне плачевно. Он их переживал и знает, чем это для него обернется. Мучиться придется не только ему, но и тем, кому придется выслушивать его жалобы на жизнь и несправедливость. Друзья всегда готовы его поддержать. Всегда, но не в этих обстоятельствах. Никто из них все ещё не допускает мысли о том, что Давида действительно влечет к парням. Они этого не видят, поэтому дают только один совет: “Перестань мечтать, у тебя с ним никаких шансов”. И сколько бы Редондо не пытался доказывать обратное, похоже, его “мечтам” никто не верит.
Ферран действовал на него как-то по-особенному. Сколько бы Фер не истерил и не переживал, стоило Давиду только заикнуться о том, что он хочет быть с ним, как Редондо был готов ему верить. Ему даже доказывать этого не надо было, брюнет слепо следовал за ним. Надо простить? Пожалуйста. Успокоиться? Легко. Подождать ещё? Что ж, и это выполнимо. Проглотить гордость и снова загнать себя в тупик? Да, он и на это готов. На все. Лишь бы быть рядом. Это неправильно. Но иначе Фернандо не мог. Пытался, но ничего не получается. Этот шатен имеет над ним некую власть, довольно сильную, и Фер не в силах этому противостоять. Осознание собственной полной беспомощности убивает. Причем убивает медленно и мучительно, словно растягивая удовольствие. Он не смог задержать на нем взгляд на долго. Опустил голову, уставившись в пол, будто там есть что-то интересное. Слышал голос Давида. Довольно тихий, но очень четкий. Каждое слово, слетающее с губ шатена, окончательно добивало его выдержу. Это конец для него. Фернандо совершенно потерял голову. Всего пара коротких фраз, и брюнет решается вновь попробовать, довериться. Будь, что будет. В конце концов, он ведь не железный, и терпение у него не резиновое. Ферран аккуратно кладет одну руку на щеку Редондо. Его тело отзывается на малейшее прикосновение со стороны этого парня. Фер возвращает взгляд на Давида, внимательно вглядываясь в его глаза. Сейчас он не выглядит запутавшимся, кажется, что этот молодой человек знает, чего хочет.
- Ты ведь знаешь, что не потеряешь меня, - почти шепотом уверяет брюнет, едва заметно кивая головой,- все в твоих руках, а я.. – как же все-таки тяжело сохранять спокойствие, когда он так близко,- я всегда буду рядом, - через пару секунд заканчивает Фернандо. Это правда. Любовь творит с людьми странные вещи. Заставляет совершать необдуманные поступки, причинять боль самому себе. И кажется, что иначе никак нельзя. А Фер его любит. Да, они знакомы не так давно, но Давид занял свое законное место в сердце брюнета. И Редондо, как любой влюбленный подросток, готов переживать что угодно ради хотя бы пары минут счастья. Заслуженного за все нервы счастья. Может быть так будет не всегда, может быть что-то изменится, но это потом. А в данную секунду у него только одно-единственное желание. Желание, находящееся так близко.
Казалось, Фер едва успел прийти в себя после прошлого случайного прикосновения, и вновь оказывается в той же ситуации. Вернее, не совсем в той же. На сей раз инициативу в свои руки берет Давид. Легкое касание к губам вызывает дрожь по всему телу. Таких эмоций от простого поцелуя у него ещё никто не вызывал. Целая буря чувств так и кипела внутри. Там разгорался огонь, настоящее пламя, в котором Фер был готов гореть. Но гореть не в одиночестве и ни с кем попало. Исключительно в обществе Феррана. Давид не настаивал, ожидал реакции Редондо, крепко сжимая в своей руке его. А какая могла быть реакция у того, кто прямо сейчас ощущает то, о чем грезит сутки напролет? Уж точно это не желание сказать “стоп”. Наоборот, организм отчаянно требует продолжения. Брюнет уверенно положил свободную руку на шею Феррана, мягко проводя большим пальцем по щеке. В следующую секунду уже привлек шатена к себе, вовлекая в новый и более продолжительный поцелуй. Вряд ли бы ему удалось предать словами то, что он сейчас чувствует. Это не только счастье, это какое-то состояние бешенного восторга. Сердце заколотилось так, будто бы ему стало тесно в груди и срочно понадобилось выбраться. Рассудок затуманился через пару мгновений. Эти ощущения вознесли его до небес, и совсем не было желания спускаться обратно на землю. Фер стремился насладиться каждой секундой, опасаясь, что кто-то может этому помешать. Он целовал Давида нежно, но в тоже время не мог скрыть того желания и пробудившейся страсти, что бушевала внутри.
В какой-то момент ему даже почудилось, что закружилась голова. Воздуха стало не хватать, а тот, что был, казался неимоверно горячим, раскаленным. Такое впечатление, что кто-то принес сюда десяток обогревателей и включил все разом. Его стало поглощать чувство жадности и какой-то собственности по отношению к Давиду. Не хотелось более никогда ни с кем его делить, хотелось, чтобы этот парень был только его. Всегда. Осознав, что кислорода в легких осталось маловато, Редондо нашел в себе силы разорвать поцелуй, но он не отстранился. Чтобы ни в коем случае не разрушить ту атмосферу, что сейчас царила между ними. Просто легко, едва ощутимо уперся рукой в грудь Давиду, давая понять, что стоит перевести дыхание. Это действительно не помешает. Фер улыбнулся, все ещё находясь на расстоянии пары сантиметров от лица Феррана. Эта улыбка была первой по-настоящему искренней за сегодняшний вечер. Фернандо перевел взгляд на руку, которая все еще покоилась на груди Давида. Все опасения, которые съедали его ещё пару минут назад, куда-то подевались, будто бы их вовсе не было. Голова была забита совсем другим. Теперь мысли работали в совершенно противоположном направлении.
Брюнет все ещё тяжело дышал, делал глубокие вдохи, стараясь привести дыхание в норму как можно быстрей. Фер поднял глаза на шатена, одновременно спуская руку ниже. Прошелся от груди до живота, но не рискнул нарушать какие-либо границы, поэтому остановился на уровне ремня. Вот именно ради таких моментов он и готов терпеть и прощать многое. Близость с любимым человеком заставляет забыть обо всем, идти на уступки и что-то спускать на тормозах. Редондо высвободил руку, которую все ещё крепко держал Давид и положил её к нему на шею, не давая возможности далеко отодвинуться или даже отстраниться.

+2

8

Чувство поглощающей тебя страсти невероятно. Вряд ли кто-то, не испытавший этого, сможет всецело описать те необъяснимые чувства, тот миг и то наслаждение, которого до конца не понимаешь. Не отдаешь себе полностью отсчет о том, что делаешь, лишь поддаешься секундному влечению, которое не в силах побороть, даже если будешь усиленно стараться. Попытки тщетны, а сил надолго не хватит. Прыгаешь в омут с головой, как говорится, и это тебе нравится, определенно. Затягивает словно какой-то наркотик, очень мощный. Вновь чувствуешь себя зависимым от него и только от него. Да, где-то внутри ты и правда этого хочешь, однако внешне это можешь показать только ему. И все в который раз возвращается на круги своя. Не хочется, чтобы этот раз входил в то число неудачных попыток поставить все на свои места. Сегодня Давид не собирается оставлять тут Фера одного. Сейчас он уверен в этом, а что будет через пару минут, когда остынет и поймет, что вновь делает не то, что ему следует? Да и захочет ли понять? Получается, буквально минуту назад он бросался пустыми словами о выборе, о том, что не хочет потерять Редондо. Выходит все это лишь слова, а на деле Ферран вновь проявит себя трусом. Не на этот раз. Кажется чувства совсем закружили его голову, а может он слишком много думает о происходящем с ним и Фернандо. Слишком  неустойчивые отношения, но вся эта неустойчивость покоится в одной дырявой душе. Слишком многого Давид наворотил и слишком во многое ввязался. Он сам того хотел и не вправе винить кого-то из посторонних. В любом случае это не Фер первый поцеловал его в парке, это не он затеял всю вереницу под названием: «Я не могу понять себя».
Разобраться и правда трудно. Для этого приходилось складывать все плюсы и минусы, которые в итоге выглядели приблизительно так: Минусов много, просто очень много, проще сказать во всей этой ситуации одни минусы. А плюсы? Плюс был большой, просто огромный, который мог затмить разом все эти жалкие повседневные минусы своим блеском, привлекательностью, необычностью, словом этим плюсом был Фер. Наверное самый интересный «плюс» в жизни парня и самый трудный. Шаг к нему, был как шагом в пропасть. Что выбрать на предстоящей развилке? Дорогу по ухабистей, но значительно живописнее или же совершенно новое шоссе, заложенное в пустыне? Если бы не ямы, на этой ухабистой дороге, которые порой могли достигать размеров огромной ямы, о каком бы сомнении шла речь? Но Фернандо же смог преодолеть эту чертову тропинку-смерти? Значит и Давид сможет, по крайней мере ради брюнета он должен был это сделать, просто обязан.
Но по-прежнему не решался. Сколько всего тогда могло измениться в его жизни? Все происходило слишком быстро. Дави просто не готов был принять это сейчас морально. Для этого нужно было хотя бы пару месяцев, а Фер был слишком требовательным. Да, он давал время, он не настаивал и все готов бил забыть, но черт побери, Ферран вновь и вновь делал что-то, чтобы оставить в сердце Редондо надежду. Когда-то он зажег маленький огонек, но оба не решались его потушить, больше того Давид сам поддерживал эту лучинку, подливая масла. Теперь все было слишком трудно. Один, четко уверенный в себе, требовал решения. Его позиция понятна. Боль. Все, что причинял Дави ему заключалось в боли, не физической, моральной, которая была куда хуже. Оставляла глубокие шрамы на сердце, а оставивший их не собирался брать ответственности. Второй, неуверенный, трусливый, никак не мог определиться в том, что чувствовал. Слишком уж Давид зависел от мнения окружающих. Он не мог принять мысль такого вот себя, постоянно отвергал её, делал это с уверенностью в голосе, но продолжал разрываться от противоречий внутри.
Настолько нелепо. Все катилось к завершению. И Ферран это понимал. Если сейчас он не сделает этот глупый шаг, все может сгореть в один момент. А он, как создатель этого пожара должен будет понести ответственность. Но это не значит, что Дави должно было править чувство вины или жалости, ничего подобного. Правильно то, что требовал от парня Фер — уверенность. Редондо не хотел прятаться со своим любовником по углам и тем более не хотел стыдиться его, лишь гордиться и любить, так, чтобы все видели. И чувство желания зависти тут не при чем, хотя, возможно, не без него. Давид был не мальчиком лет десяти, чтобы не понимать подобного. Еще как понимал, хотел аналогичного, делал полушаг, но тут же возвращался на прежнее место. Страшно было подскользнуться. Но с его стороны это выглядело жутко глупо. Шатен всегда мог постоять и за себя и за своих близких, но что тогда происходило сейчас? Страх осуждения и косых, брезгливых взглядов. Возвращаемся к прежней теме. Это было нужно. Ради Фера и себя. Ради своего и его счастья.
Сейчас парень определенно ведет себя решительнее обычного, на чем-то настаивает и даже готов требовать. Редондо, очередным ответом, вновь бьет по чутким нервам огромной кувалдой. Он ради него готов на все, а Давид так ничего и не сделал за время, что они, казалось, могли бы быть вместе. Пусть все происходило слишком быстро и присутствовал страх подобного завершения — сейчас они не выглядели несчастными, сейчас они не думали о том, что будет через пару месяцев, а если и задумывались обязательно представляли себя вместе.
Именно поэтому в данный момент Давид решительно сжимал в своей руке руку Фернандо, именно поэтому  старался заглянуть в глаза, да и вообще был здесь. Он не просто так пришел посидеть с ним, настраивался сегодня. Весь день был загружен и ходил темной тучей, только от того, чтобы дождаться вечера и вот этого момента.
Легкий поцелуй. Давид продолжает ждать ответа, терпеливо, готов ждать долго. Сейчас правда готов. Вглядывается в глаза и чувствует долгожданное прикосновение к шее. Нежное и аккуратное проглаживание. В ответ парень чуть поводит головой в сторону его руки и прикрывает глаза, шумно выдыхая разгоряченный воздух. Делает глоток, начиная задыхаться лишь от простого прикосновения. Легкие спирает, низ живота как-то нездорово сводит, но все это доставляет ужасное наслаждение и секунды, кажется, тянутся медленнее, позволяя ему насладиться всем происходящим, запомнить каждую секунду сполна. Она отштампуется в памяти словно важная часть жизни. Даже при великом желании не сможешь забыть те неописуемые чувства, которые дарит Фер одним лишь своим каким-то волшебным прикосновением. Давид забывает о времени, обо всем вокруг, именно в тот момент, когда факт подвергается осознанию, Редондо будто читая мысли парня касается его губ. По-прежнему мягко и нежно, как умел это делать. Да и вообще Феррану всегда казалось, что парень уж слишком хорошо целовался для гея, либо шатену, как природному бывшему гетеросексуалу не дано было понять, как Фернандо тому научился. Это не важно, сейчас лишь чувства. Страсть которая охватила обоих сплетая в каком то пламени. Влечение, желание, все это происходило с ними, и даже не верилось.
Дави чуть подается назад, разрешая завладеть собой целиком, но не упускает моментов бурно отреагировать на поцелуй, время от времени требовательно касаясь щеки парня рядом. И сколько длилось это соприкосновение губ было не ясно, да и не к чему была вся эта информация, время, что проводили они вместе было бесценно, его надо было отчислять золотом, не меньше. Однако поцелуй таки пришлось разорвать. Слишком мало воздуха. Было видно, как этого не хотели оба и даже тот перерыв, они не смогли отстраниться, будто боялись потерять друг друга. Ферран наконец открывает глаза, тут же заглядывая лицо Фернандо, блаженно улыбается в ответ. Как-то не свойственно себе. Его поведение вообще на него не похоже, но он принял то, что хочет делать, а это первый шаг к основной цели. Даже может два. Не важно. Дави чувствует, как оставленная до этого на груди рука спускается ниже, оставляя за собой легкое касание, но даже его хватило, чтобы непонятные импульсы в тоже мгновение окатили все тело. Шатен шумно выдыхает, пытаясь снять напряжение, осевшее в теле. Крайне трудно было сейчас расслабиться, представить себя дома в спокойной обстановке, за видеоигрой. Для чего это вообще нужно было? Знаете, иногда сильное возбуждение имеет не мало последствий и потерять над собой хоть какой-то элементарный контроль тут, могло навлечь на обоих не малое количество нелицеприятных последствий. Можно было прервать все, даже нужно было, чтобы дальше не натворить неприятностей, но шатен не может взять себя в руки. Разум распрощался с ним еще пару минут назад, мило помахав ручкой и оставив его наедине с кучей чувств и не подчиняющихся эмоций. Давид заводит одну из рук за спину Фера, требовательно прижимая того к себе и в это же мгновение настойчиво набрасывается на его губы, покрывая их множеством коротких, но уверенных поцелуев. И без того понятно, что голову уже снесло, а внутреннего голоса, который упорно вопит «нет!», он слушаться не собирается. Шатен отрывается от губ Фернандо, вновь заглядывая в глаза, но лишь на пару секунд, затем продолжает. Все так же уверенно. Медленно поддвигает к спинке углового дивана, не собираясь разрывать поцелуй, и запускает одну из рук под майку Редондо, оставляя на, уже обнаженном для него, теле мягкие, но желанные прикосновения, так, будто завтра он может лишиться его. С губ медленно переходит на шею, обхватывает второй рукой парня за плечи и оставляет за собой парочку засосов, явно не собираясь на них останавливаться.

+2

9

Любой человек, независимо от возраста, статуса или ориентации, мечтает встретить свою вторую половинку. Это совершенно очевидно и не требует никаких обязательств. Это заложено у нас в крови. Впрочем, так же, как и наивное предположение о том, что при встрече с тем самым единственным, все сразу будет складываться удачно. Что это будет как вспышка, взаимное всепоглощающее чувство, которое нельзя подавить. Ох, как бы хотелось, чтобы это было правдой. Но в реальности таких сказок не существует. В реальности жизнь бьет тебя сковородой по голове в тот момент, когда ты меньше всего этого ждешь. Возникают проблемы. Самого разнообразного плана: нет общих тем, несхожесть характерами, разница в возрасте, религия, взгляды, статус в обществе. Черт, да это может быть все, что угодно. Вплоть до того, что человек, который тебе приглянулся, например, левша. А ты вот почему-то их не перевариваешь. Это глупость, конечно, но всякое бывает. Сколько угодно можно кричать, что это несправедливо, что ты так давно ждал своей судьбы, а неудачи тебя преследуют. Ничего не изменится.
При встрече с Ферраном, Редондо сначала и не думал о них, как о возможной паре. Такая мысль даже голову его не посещала. Все перевернулось с ног на голову после того случайного поцелуя в парке. Который, кстати, случился по желанию Давида.  Тогда-то в его мозгу что-то и перемкнуло. Судьба благополучно треснула его той самой сковородкой со всего размаху. С тех пор шатен стал желанным объектом, самым желанным. Проблемы не заставили себя долго ждать. Только если у некоторых пар на пути, тем более в самом начале, встречается какая-то небольшая “кочка”, то у них сплошные горы, стоящие плотной цепочкой. Когда ты думаешь, что уже почти все разрешилось, что вот-вот все наладится, перед носом появляется новый Эверест. Можешь сдаться, опустить руки и забыть, но когда преодолено так много, обидно все это потерять. Сейчас Фер не будет вновь перечислять все то, что с ними происходило в течение последних дней. Естественно, парень все помнит и ещё долго, наверное, не забудет, но Редондо относится к числу тех людей, что предпочитают радоваться победам, а не плакать по поражениям. Господи, да он ведь фактически перетянул самого настоящего гетеро в противоположную сторону, смог поселиться в его мыслях и завладеть вниманием. Разве все это не стоит того, чтобы найти в себе силы спустить промахи с рук? Конечно, стоит. Жизнь никогда не даст нам больше трудностей, чем мы можем выдержать. И если все это происходит с Фером, значит так и должно быть. Надо набраться терпения и дождаться финала этой запутанной истории. Тогда-то все и станет на свои места. Честно говоря, после каждой размолвки с Давидом, Редондо боится только одного – что шанс быть вместе исчезнет. Каждая их ссора может стать последней. И не описать словами те ощущения, которые брюнет испытывает, когда на следующий день или через день снова видит Феррана в зоне досягаемости, имеет возможность вновь слышать его голос. Их примирения, несмотря на то, что ни одно из них не продлилось и суток, заставляют его чувствовать себя счастливым и нужным. Да, что бы они ни говорил в адрес шатена, какие бы претензии не высказывал и чтоб ни слышал в ответ – Фернандо точно знает, что нужен Давиду не меньше, чем он ему самому. С каждой встречей парень убеждается в этом все больше и больше. Это дает возможность надеяться на хэппи энд в конце. Поэтому Редондо все ещё здесь, в обществе Феррана, и вовсе не собирается никуда отсюда уходить. Только не сейчас. Именно в данную секунду, в компании этого молодого человека, ему было до невозможности хорошо и комфортно.
Пауза, возникшая после первого поцелуя, просто не должна была затягиваться надолго. Они могли упустить момент. Нельзя было позволять сердечному ритму восстановиться, а дыханию вновь прийти в норму. Хотя, вряд ли такое вообще может случиться, если они так и будут сидеть так близко друг к другу. Тут и без поцелуев голова кругом, что уж там скрывать. Факт на лицо. Почему-то Феру ужасно хотелось что-то сказать шатену. Что-то приятное, ласкающее слух, запоминающееся. Но на ум сейчас ничего дельного не приходило, сплошная банальщина, поэтому Редондо предпочел воздержаться от разговоров. Действия в такой ситуации говорят лучше и правдивей. Ему до безумия нравилось видеть сейчас улыбку на губах Давида. Это говорило лишь о том, что они оба одинаковы рады происходящему. Сколько бы там Ферран ещё не сомневался, но он точно никогда не сможет отрицать того факта, что им хорошо вместе. От этого не уйдешь. Это факт, и его надо принимать таким, каков он есть. Рано или поздно это осознание плотно засядет в его голове, тогда уже никуда от этого не денешься.
Фер внимательно, с ноткой некого любопытства заглядывал в глаза Феррана, пытаясь в очередной раз убедиться, что тот не жалеет о происходящем. Однако, Давид в считанные секунды развивает все его сомнения, когда прижимает к себе и дарит сразу несколько легких, но уверенных поцелуев. Редондо готов растаять от этого. Он вообще по натуре человек весьма чувствительный и эмоциональный, а когда дело касается Давида, то тут эти качества обостряются, кажется, в сотни раз. Фер перестает быть похожим сам на себя. Будто бы его кто-то подменяет каждый раз. Брюнет прикрывает глаза, наслаждаясь и получая кайф от малейшего прикосновения к коже. Там, куда Давид касается губами, похоже, остаются невидимые ожоги, вновь распыляющие огонь страсти.   В один момент усилия, потраченные на перевод дыхания и небольшое восстановление, отправляются коту под хвост. Редондо возвращается к состоянию, когда бешено колотиться сердце, а воздуха не хватает. Но на сей раз он не хочет делать пауз. Слишком уж велик соблазн, чтобы позволить ему ускользнуть. Брюнет чувствует, как ткань его майки, разделяющая руку Давида от его оголенной спины, перестает быть преградой. Теперь Фернандо может в полной мере насладиться ощущениями. И ощущения эти невероятные. Ферран делает все так мягко и с такой нежностью, что Редондо хочет, чтобы это никогда не заканчивалось. Чтобы он имел возможность получать подобные ласки изо дня в день. По инерции парень выгибает спину, невольно прижимаясь к шатену ещё сильней. Обе руки находятся на шее Давида, не давая возможности отстраниться. Чувствует касания на своей шее и, похоже, там останутся следы “преступления”, которые Редондо несомненно захочет продемонстрировать друзьям, не верящим в связь между ним и Ферраном. Однако те, скорее всего, предпочли бы покрутить пальцем у виска, если бы не пожалели чувств брюнета. Поэтому будет лучше все это тщательно скрыть под аккуратным шарфом. Да и зачем кому-либо вообще об этом сообщать? Такие мгновения даются им не для того, чтобы рассказывать о них. Главное, прочувствовать и насладиться, а остальное отойдет на второй план.
Фер, наконец, опомнился и убрал руки с шеи Давида. Все же он предпочитал не только получать удовольствие, но и дарить его тоже. Всегда ведь приятно радовать тех, кто тебе не безразличен. Сейчас как раз такой случай. Редондо вновь пробежался ладонями по груди Феррана, медленно, но верно, спускаясь ниже. Аккуратно зацепил кончиками пальцев края его футболки и потянул вверх, заставляя шатена избавиться от этой вещицы. Теперь прикосновения к оголенной коже стали гораздо более трепетными и желанными. Что уж тут скрывать, у Дави была превосходная фигура, в меру спортивная, тут любой натурал может слюньки пускать, не то, что гей. От одного лишь взгляда на оголенный торс, у Фера заметно расширялись зрачки, а фантазия начинала работать в противоположном от нормального и цензурного направлении. Брюнет снова уперся одной рукой в грудь Давида, но на сей раз толкнул его сильнее, буквально опрокидывая на диван. От собственной майки Фернандо избавился сам, чтобы не тянуть кота за то, что не следует. Возможно, он слишком спешил, но тяжело себя контролировать в таких условиях. Ещё минут пять-десять назад Фер бы может ещё и смог себя остановить, перевести дыхание и сказать “нет”, но сейчас сил на это не было. Да и вообще это самое “нет” в данную секунду самое последнее, о чем он может думать.
Редондо удобно устраивается сверху. Впрочем, не совсем удобно, если честно, все-таки размеры дивана оставляли желать лучшего. Хотя и это его не волнует. Пусть бы вообще без него, на полу, главное, чтобы с Давидом. Фер наклоняется ниже, нависая над шатеном, и мягко касается губами его губ. Делает это крайне нежно, будто бы вовсе не у него внутри сейчас бушует ураган, будто бы не его сердце норовит выскочить наружу и скрыться в темноте, а пульс такой ускоренный, что, кажется, в следующую секунду он вовсе остановится. Фернандо оставляет на его губах несколько поцелуев, прежде чем спускается ниже, стремясь уделить внимание шее Феррана. В последний момент голову посещает мысль, что если Давид оставил на нем пару засосов, то Редондо может поступить точно также. Что он, собственно, и делает, воспользовавшись случаем. Фер кладет руку туда, где может почувствовать сердцебиение Давида. Губы расплываются в счастливой улыбке, когда под ладонью он чувствует бешеный стук. Такой неравномерный и отчего-то безумно приятный. Наверное, ровно с такой же скоростью сейчас стучит и его собственное сердце. Оно никогда не врет, его невозможно обмануть и невозможно приказать – этого я любить буду, а этот мне не подойдет потому, что у него волосы слишком темные. Нет, такие махинации можно проделывать с мыслями, но они врут. А сердце никогда. В конце концов, Фер все же оставляет шею Давида в покое, пару раз нежно касаясь губами того места, где он оставил свой след. Опускается с поцелуями ниже, попутно пытаясь разобраться с ремнем на брюках Феррана, только вот из-за переживаемых эмоций это получается с трудом. Руки никак не хотят его слушаться, но Фер бы не был Фером, если бы так просто оставил эту затею.

+3

10

Однозначно странный день. Мог ли Ферран представить утром, что сегодня все закончится именно так? Точно нет. Он думал о том, что встретит Фернандо на вечеринке, как никак он видел его в колледже с Йоли, а эта девушка не была похожа на домоседку. С другой стороны Давид внутренне благодарил её каждый раз, когда она вот таким вот образом дарила им возможность побыть вместе на какой-то пьяной вечеринке. Возможно, не будь у Редондо такой подружки сидел бы он дома, а шатен, ввязавшись в очередную компанию наркоманов, баловался травкой. Получал бы физическое удовольствие от очередного косяка, нежели путем более полезным. Даже в такой ситуации Фер оказывал на Дави лучшее влияние, нежели его компания. Относительно лучшее. Как никак Редондо для него был тоже своего рода наркотик, до некоторого времени недоступный, но очень действенный. По круче любого кокаина, не говоря о том, что приятнее. Все эти прикосновения, шептания, поцелуи. Пары минут хватало, чтобы находиться потом под их действием не один день. Они были настолько запоминающимися, что для Давида это трудно было объяснить простым языком, да и показать он этого не смог бы. Так мог, пожалуй, только Фернандо. Какие-то особые методы. Он заставлял нервничать, дрожать, напряженно выдыхать и находиться в необъятном жаре, словно в кипящем огне или масле.
А можно ли спасти сгорающего человека? Не загоревшегося, а именно сгорающего. При том этот страдалец противится спасению, будет драться, пинаться, в общем всячески защищать себя, придававшегося огню. Всецело. Но он очнется, где-то на последний стадии. Когда будет поздно и без потерь не обойтись. Он потеряет не мало органов, но все это не в счет с остановкой сердца, которая грозит ему, как только он покинет этот самый пожар. Это безысходность. Ведь даже если пострадавший останется в огне выжить он не сможет. Большая эмоциональная вспышка — этот пожар. Да, метафора такая или как это называется. Давид нашел «поджигателя», получает от него удовольствие, но в какую-то секунду встречает клин. Бывают моменты, когда мозг встает на место неожиданно и ты понимаешь, что делаешь что-то не так, что не можешь вестись на поводу у чувств и приблизительно начинаешь осознавать, во что это может вылиться. Вновь возвращается куча страхов и прежних фобий, которые оказываются в разы сильнее минувших. Но ты с какой-то непонятно-разгоревшейся в тебе силой пытаешься бороться. Пока успешно. Надолго ли? Не понятно. Давид лишь вновь забывает о порыве своей трусости и старается сфокусироваться на происходящем. На поглощающих ощущениях, страсти, диком желании и нечеловеческом возбуждении, которое, к слову подавить кажется невозможным. Хочется продолжать, но никак не останавливаться, а лишь поддаваться, чувствовать себя нужным и каким-то безобидным рядом с ним. Каким Давид в принципе никогда не был. Это странное влияние по имени Фер, совсем хочет, чтобы Ферран потерял к себе всякое уважение. Да и к чему ему какой-то глупый авторитет тех, названных ранее баранами, людей, которые не привыкли считаться с непохожими на них. Поэтому в такие вот моменты, как сейчас Редондо мог требовать все, что хотел, лишь бы его касания, нежные поцелуи не кончались. Длились, длились, длились. Нескончаемо долго. Они нужны как воздух или вода. Он готов отказаться от пищи, но не от своего любимого наркотика. Да, любимого. Прямо сейчас парень готов был сказать, что любит. Не логичной какой-то любовью. И сильной очень. Не измеримой, внезапной. Её, вероятно, можно было назвать любовью с первого взгляда, а можно было свалить все это на пьяный поцелуй, оправдаться поехавшим куда-то на бекрень мозгом. Вот только как обозвать тогда все, что продолжается по сей день. Не просто же так, при входе в колледж, Давид начинает тщательно оглядываться в поисках только одного лица. Он увидит его, улыбнется и поймет, что настроение будет хорошим на целый день, даже если до этого было абсолютно никаким. Просто ли так, он, на промежутках между занятиями бегает с этажа на этаж лишь бы встретить его, сделать вид, что случайно или наоборот, признаться, что искал. Просто посидеть рядом, даже если Фер обижен на него, утыкается в какой-то конспект или книгу, делая вид, что Феррана рядом нет. Даже такие минуты были блаженными просто от того, что парень позволял находиться с ним рядом, впитывать какую-то положительную энергию, да и просто наслаждаться им, его повадками и манерами, которые больше умиляли и невинно забавляли. Нравились и вызывали какой-то детский восторг. Хотелось прижать его к себе или поцеловать, как своего маленького ангела, оберегающего, пусть одним лишь взглядом и безумно любящего. Но Давид и подазревать не мог, что сам носит статус этого "ангела" для Фернандо.
Он точно чувствовал и понимал, что испытывал к нему Фер. Может свое дело сделала внешняя уверенность брюнета, с которой он каждый раз разговаривал с Ферраном, что-то требовал от него или наоборот, пытался доказать. Он уже определился в жизни, выбрал свою позицию и не боится опасностей, сложностей. Редондо хоть и казался хрупким, но даже такой как Давид смог разглядеть в нем душевную крепкость, смелость, которой не было, по-моему, не у одного его знакомого. Хулито был абсолютно другой и дело не только в ориентации, не говоря уже о том числе гнуси своего курса, с которой Ферран общался в свободное время. Фер и правда был каким-то эталоном. Человеком, с которого хотелось брать пример. Он как запретный плод. Желание узнать его ближе, познать какие-то душевные особенности, запомнить привычки, любимые фильмы, напитки, места - переполняло. Все хотелось узнать, хотелось, но как только Давид ловил себя на этой мысли старался тут же оборвать её, задуматься о чем-то другом. Не выходило. Они как две противоположности. В принципе, должны притягиваться, но вот Ферран упорно пытается доказать себе, что он полюс обратный и им с брюнетом не по пути. Пока себе это доказывал Дави, Фернандо это пытался доказать Хулито. Уж кто-кто, а он знает своего друга детства как пять пальцев и то, что того потянуло не в ту сторону было не просто неожиданным, а даже странным. Сейчас упорно хочется обвинить во всем Фера, который какими-то невидимыми сетями утягивает шатена все больше, с каждой минутой, не говоря о том, что делал сейчас.
После нескольких минут желанных ласк, Редондо решает взять инициативу в свои руки, а Давид не в силах как-то этому противостоять, да и не хотел он. Не считал нужным в такой ситуации. Организм сам поддается, отвечая на прикосновения ответным нежным поглаживанием или страстным поцелуем. Руки Фера съезжают ниже по груди, на что Ферран отзывается легким поцелуем, хотя это скорее можно было назвать простым соприкосновением губ и, помогая снять с себя футболку, вскоре оказывается в положении лежа. Диван, хоть и был удобным, но казался маловатым для какой-то близости, в принципе парень не уделил тому особого внимания, мысли были забиты лишь продолжением. Руки на автоматизме тянутся к желанному и уже обнаженному на половину телу рядом, касаясь в начале торса, затем медленно перебираясь на спину и настойчиво пытаясь притянуть к себе. Касается губ, оставляя на них настолько нежный поцелуй, что тот вызывает еще большее возбуждения, но его идиллию нарушить парень не решается. Отвечает так же нежно, не прекращая свои ласки на спине брюнета и мягко улыбаясь сквозь него. Руки его не слушались и выполняли какую-то свою хаотическую последовательность движений. Давид чуть касается кончиками пальцев лопаток парня, а затем, будто увереннее, с легким нажимом проходит вдоль позвоночника. Особое внимание уделяет пояснице и мягкими массажными движением поглаживает бедра. Вновь возвращается к лопаткам, в этот раз страсти в движения вкладывается больше. Брюнет переходит на шею от чего Ферран выдыхает, пытаясь в который раз таким образом снять, просто скинуть с себя напряжение внизу живота. Вот только он совершенно не понимает, что все это бессмысленно. Тело произвольность выгибается от прикосновений к шее и Дави вновь шумно выдыхает. Он не сразу понимает, что Фернандо, решив отомстить, оставляет на его коже несколько отметин, будь шатен в более адекватном состоянии, то задумался об оправдании как получил их или просто подумал о какой-нибудь ветровке с высоким горлом. Не сейчас.
Ладонь Фера останавливается на груди, чем парень делает небольшой промежуток, который даже отдыхом назвать было нельзя. Сердце продолжало бешено колотиться, отбивая только себе понятную дробь, а тяжелое дыхание продолжало перегружать его, заставляя разгонять кровь быстрее, выбрасывать больше адреналина. Было в этом моменте что-то романтическое. Что, до конца не понятно. Но взгляд тут же сфокусировался на лице брюнета, такого близкого и нежного для Феррана. Его улыбка не могла остаться без внимания, он выглядел счастливым, а Давид в ответ лишь всматривался во взгляд партнера стараясь понять что же будет с ними дальше. Возможно не стоило ему делать этого. Возбуждение в секунду сменяется каким-то страхом, а мысли плывут не в нужном направлении. Фер продолжает целовать, но Ферран не отзывается, лишь запускает руку в его волосы, при том по прежнему находясь в какой-то прострации. Не ожидано, но как только Редондо касается ремня шатена, Давид резко упирается рукой в его плечо и крепко хватает одну из рук, увлеченно пытающуюся справится с мешающей границей близости. Парень закрывает глаза и как-то нервно сглатывает.
-Фер... - Получается как-то растерянно. Ферран пытается отстраниться, чуть поднимаясь на локтях и откидывает голову. -Прости. - Сухо добавляет он и отводит взгляд куда-то в пол. - Я не могу... по крайней мере не здесь... Черт, если нас кто-то увидит?! - Шатен сопровождает фразу яркой жестикуляцией, но это не помогает оправдать себя. Кажется та блаженная секунда близости совершенно не пошла ему на пользу, заставила задуматься о чем-то не нужным в данный момент. Трусость так и не позволила потерять голову до конца. Просто поставила какой-то блок. И это было, признаться, страшно, потому что повторялось подобное изо дня в день. Он так и не решался на что-то большее, чем просто поцелуй или телесная близость. Продолжал бояться чего-то непонятного, даже сейчас, когда все были на танцполе, пьяные и рассеянные.

+2

11

Знаете, наверное, абсолютно каждый человек заслуживает свою частичку счастья и долю любви. Иногда этого приходится ждать долго, потребуется преодолеть много препятствий, но оно того определенно стоит. Когда ты счастлив, любишь и любим, то все остальное теряет смысл, оно меркнет на фоне происходящего. Фернандо в последнее время не особо везло. Не то, чтобы у него была куча непреодолимых проблем, преследовавших его по стопам, но на личном фронте ничего не клеилось совершенно. А ведь подростку в его возрасте это ужасно важно. Именно сейчас его одногодки уже встречаются с теми, кто в будущем может стать их мужем/женой, эта заветная первая любовь, которой хочется наслаждаться, витать где-то в облаках, жить в каком-то собственном мире, не думая более ни о чем. Первая же любовь Фера покончила с собой, вторая предоставила их интимные отношения на всеобщее обозрение, третья привязанность оказалась злой шуткой Горки, и теперь у него действительно появился тот, кому Редондо хочет доверять. Сложно представить, как тяжело после стольких проколов, вновь найти в себе силы открыться. Но брюнет смог. Да, пусть все не складывается идеально, как показывают в различных романтических фильмах, но они ведь не актеры. Живые люди, у которых нет сценария, нет готовых реплик, и есть настоящие чувства. А проблемы… Проблемы – это дело разрешимое, сегодня они есть, а завтра их может и не стать. Надо принять это как должное и продолжать ждать. Было, конечно, у них пара моментов, когда Фернандо молился, чтобы их знакомство оказалось каким-то сном, чтобы все это ему причудилось. Как говорят его же лучшие друзья – фантазия разыгралась. Даже сегодня, когда Давид оказался на этой вечеринке, подошел к нему, Фер все же не горел желанием заводить с ним дискуссию, снова пытаться выяснять отношения, но, только посмотрите, чем теперь закончилось это “нежелание”. Так что, возможно, настал, наконец, и его момент получить свою долю счастья и любви от несправедливой судьбы, постоянно поворачивающейся к нему не той стороной. Наверное, Редондо слишком наивен, или доверчив. Или все это вместе. Но лучше уж так, чем обжечься один раз и всю оставшуюся жизнь держать обиду на весь мир, не подпуская никого к себе. А он свято верил в то, что люди могут меняться, и если сегодня человек тебе не по душе, то это вовсе не значит, что через пару дней ты не сможешь на него положиться в чем-то действительно важном. Вот и Феррану он верил. Хотел и верил, и плевать, чтобы там другие сказали. Не маленький уже, вправе принимать самостоятельные решения, даже если за них придется отвечать.
В данную секунду Фернандо был счастлив. Что уж там, он был благодарен даже Йоли, которая все же смогла заставить его прийти на эту вечеринку. А ведь брюнет категорически отказывался, бросаясь различными аргументами, но против этой девушки не попрешь. Если уж взбрело в голову что-то сделать, то доведет дело до конца. Надо будет ей позже за это спасибо сказать. Благодаря ей они с Давидом пересеклись и более ли менее разобрались в их взаимоотношениях. Может быть, ещё не поставили все точки над “и”, но хотя бы сдвинулись с мертвой точки. Это уже что-то. В очередной раз Редондо убеждался, что за столь короткий срок Ферран стал неотъемлемой частью его жизни. Вроде бы и невозможно привязаться к кому-то так быстро, особенно после нескольких неудачи подряд, то Фернандо смог. Причем привязался какой-то немыслимой хваткой, что теперь и не избавиться от этого. Если вы когда-нибудь чувствовали острую необходимость в ком-то, то поймете что это такое. Фер просыпался с мыслями о нем, шел в колледж, думая о нем, ел, думая о нем, пил, гулял, делал задания, бродил по магазинам, ложился спать, кажется, Давид не покидал его мысли ни на секунду. Иногда это даже немного бесило. Нужно было на чем-то сосредоточиться, дать совет, написать контрольную или переговорить с родителями, а Фернандо ничего не мог сделать нормально. Все это время, что они знакомы, ему нужно было только одно – иметь возможность находиться рядом. Неважно, в качестве друга, парня, поддержки или ещё чего, просто быть рядом. Самому порой не верилось, что это действительно происходит с ним, ни с кем-то из его друзей, как это обычно бывает, а именно с ним. Иногда человек может радоваться и безответной любови, просто чувствовать счастье от того, что объект твоих мыслей рядом, что у него все хорошо. По-моему, это какой-то мазохизм. Видеть его и понимать, что причина его улыбок с тобой никак не связана, и общаться он хочет не с тобой, а с кем-то собственно иным. Фернандо где-то глубоко в душе всегда опасался, что влюбиться в того, кому до него дела не будет. И, когда на его пути повстречался самый гетеро из всех гетеро, то Фер испугался, что его опасениям суждено сбыться. Но нет. К счастью, это оказалось лишь недолгим опасением, которое весьма быстро улетучилось. Редондо ни на секунду не сомневался в ответных чувствах со стороны Давида. Может, они и не были настолько сильными, но они были, это главное. Говорят, что во всех отношениях кто-то любит, а кто-то просто позволяет себя любить, однако у них складывалось иначе. Пусть в разных степенях, но эти двое и любили и были любимы друг другом. Приятное совпадение и стечение обстоятельств.
Редондо покрывал короткими поцелуями плечи шатена, спустился к груди, потом чуть ниже. Чувствовал его руку в своих волосах. Сегодня они зашли дальше, чем в любую прошлую попытку. Фер старался быть нежным, делать все аккуратно, не торопиться, хотя было ужасно тяжело держать себя в руках. Когда у тебя прямо перед носом объект всех твоих мыслей, желаний и фантазий, крайне проблематично обуздать возрастающее возбуждение. Держать все более ли менее под контролем ему позволял лишь тот факт, что это их первый раз, и он не должен быть таким, чтобы выглядело будто получили, что надо и в кусты. Нет, брюнет слишком дорожит Давидом, чтобы позволить страсти взять над собой верх и закончить все по-быстрому. Наслаждение тогда будет неполноценным. Только вот этот дурацкий ремень никак не хотел сжалиться над Редондо. Странное устройство там какое-то, и где Ферран его только достал, в магазине для шпионов? Правда, Фер не собирался сдаваться. Он бы, пожалуй, так бы и предпринимал одну попытку за другой, если бы не почувствовал, что Давид его останавливает. Шатен уперся ему в плечо, заставляя отодвинуться, схватил за руку, мешая этим самым попыткам. В таком состоянии Редондо не особо понимал, что происходит. Неужели сделал что-то не так? Фер слышит свое имя и тут же поднимает вопросительный взгляд на Давида.
Ферран ещё и слова не успевает произнести, а его виноватый вид уже делает свое паршивое дело. Однако брюнет продолжает надеяться, что ему просто показалось, что на сей раз Давид не мог с ним так поступить. Шатен поднимается на локтях, и его последующее предложение оправдывает  все самые худшие опасения Фернандо. Будто получаешь затрещину в момент, когда меньше всего этого ждешь. Когда ты готов дать человеку все, а он абсолютно ничего. Фер мгновенно отстраняется, вновь принимая сидячее положение на этом злосчастном диване. Ферран бьет по самому больному месту, по самому уязвимому и в такой неподходящий момент. Редондо усмехнулся. Возможно, со стороны это и выглядело по-настоящему, но это был какой-то нервный смешок. Его буквально за секунду стащили с неба и с силой кинули за землю, заставляя прийти в себя. Он не был готов к этому. Хотелось кинуть в шатена чем-нибудь тяжелым или задушить собственными руками. Не здесь? Кто-нибудь увидит? Черт возьми, это самый ненавистные для Фера оправдания. Брюнет бы понял отговорку – не сейчас. Все-таки для парня переспать с парнем, это не самый легкий шаг, такой в голове за минуту не уложится. А для Феррана, который все ещё, как оказалось, не понимает, чего хочет, это вдвойне сложней. Фернандо было бы все равно тяжело и чуточку обидно, но он не смог бы настаивать, не в такой ситуации. Но опасения быть застуканными выводили его из себя. Разве это не Давид недавно говорил, что сделал выбор, что хочет быть с ним? Видимо, нет. Все это Феру послышалось, очевидно. Конечно, лучше Ферран снова его оттолкнет из-за боязни, что кто-нибудь из пьяных и обкуренных подростков снизу, решит сюда подняться и заглянет именно к ним, чем пойдет до конца. Они тут уже столько времени, и ни одна душа сюда не наведалась. Половина уже небось разошлась, другая половина где-то спит, а несколько парочек жмутся по углам. Им же это делать можно, а им, видите ли, нет. Редондо поспешно натянул на себя футболку, стараясь даже не смотреть в сторону шатена.
-Конечно, нас кто-нибудь увидит, Давид. Здесь же проходной двор! Люди так и мечутся туда-сюда, только вот почему тебя это не смутило, когда ты вообще сел со мной? – Фернандо обхватил голову руками, наводя там творческий беспорядок. Спустя пару секунд он все же нашел в себе достаточно сил, чтобы посмотреть на Давида. Внутри сейчас было столько эмоций. Ещё минуту назад было счастье, а теперь горькое разочарование, рвущее сердце на части. Сам виноват. Не надо быть таким наивным. Некоторые люди не меняются. Сколько бы шансов ты им не давал – они не умеют этого ценить, они втаптывают тебя с твоей любовью в землю. – Знаешь, а нас никто не увидит. Ни здесь, ни в колледже, ни на улице, ни где-либо ещё. Вместе больше никогда. Считай, что я не говорил, что всегда буду рядом. Я наврал. Если тебя так волнуют эти другие, то и иди к ним. Живи с ними, строй свою любовь, будь счастлив, наконец, а меня не трогай,- было ещё столько всего, что хотелось озвучить, но большинство слов запикала бы цензура. Сейчас Фер не мог найти в себе сил, чтобы обдумывать что-то. Ему надо было выговориться. Он чувствовал себя уничтоженным. Морально. Все тело болезненно ломило, казалось, что болит буквально все. Как можно быть таким глупым? Вот так взять и просто поверить. Он ведь знал, что Ферран боится общественного мнения, и снова позволил запудрить себе мозги. Да и Давид тоже хорош. Из раза в раз отталкивает Фера по одной и той же причине, и уже прекрасно знает, сколько боли это ему приносит, и все равно  даже сейчас не придумал ничего оригинальней. Мог бы хотя бы из жалости соврать и сказать, что ему срочно надо помочь маме, или что не готов, или что перепил и нехорошо теперь. Столько вариантов, не идеальных, но для Фернандо гораздо более приемлемых. Но нет же. Надо добить до конца.
Идиот. Этим словом можно описать сейчас Редондо. Начал беседу – глупо, поддержал разговор – ещё глупее, попытался поставить парня на путь истинный – дурак, поддался соблазну – ещё больший дурак, поверил – идиот. Фер поднял глаза к потолку, делая глубокие вдохи. Сейчас снова не хватало воздуха, но совершенно по другой причине. Правильней было бы сразу подорваться с места и уйти, но ему нужно было хотя бы пару минут, чтобы прийти в себя.

+2

12

Вновь происходящее как вспышка. Загорелось и тут же погасло. Загорелось внезапно, погасло неожиданно. Это, знаете, как свет выключить сидящему с книгой в туалете человеку. Тот кто с книгой возмущаться станет, а как по другому, его лишили важного занятия, а тот кто выключил... ему по большей степени плевать, но некоторую вину он, все же, чувствовать будет. Не самое лучшее сравнение, но можно было данную ситуацию и так назвать. Однозначно выходило как-то глупо и не правильно. По детски. Нелепо. И ребенком был Давид — очевидные вещи. Вел себя как обычно — безответственно, просто и наплевательски, хоть и не хотел поступать именно так. Какое-то необъяснимое «Я» управляет им изнутри, а парень лишь пытается подавить его, исправить его слова, оправдывая себя. Он мог уйти или остановить все это раньше, гораздо раньше, если бы хотел, то сделал. Но нет, хотелось же почувствовать его рядом, а потом вновь оставить вот так. Прервать все на половине пути из-за своих принципов, поступая как полный эгоист. Это не так. Да, он поступал очень плохо, но уверяю вас, не пройдет и секунды до завтрашнего дня, чтобы он забыл о случившимся. Чтобы перестать не просто думать, но и оценивать ситуацию, корить себя, Дави должен был как минимум относиться в Феру как обычному парню-знакомому или того хуже вещи, которой мог вертеть как захочет, пользуясь теми чувствами, которые парень испытывал к Феррану. Но нет, все было не так. Каждая нервная клетка заставляла мозг работать лишь в сторону одной мысли, подключала измаранную совесть, о которой, в случае Давида, кто-то мог подумать как о неиспользуемой функции организма, а в итоге парень ходил загруженный и молчаливый, что ему было не свойственно. Он тот человек, который походит больше на ребенка даже одним своим поведением. Постоянно прыгает, от переизбытка энергии, улыбается каким-то совсем обычным вещам и до сих пор играет в видео игры. Хотя иногда он мог быть и слишком молчаливым. Из крайности в крайность. Он не делится своими проблемами даже с лучшим другом, как привыкли многие. Он все это выносит внутри, что совсем не лучше. Эти странности не помогают парню жить, лишь наоборот добивают его, заставляют мучатся кучей внутренних терзаний и разного рода неуверенностей. Ему все проблемы приходилось решать самому, вероятно, от сюда и выходит эта самая черта, которая мешала им быть вместе. Трусость, зависимость от коллектива, боязнь стать изгоем. Все самые великие страхи могли осуществиться лишь за одну ночь. От этого шатену и снесло крышу. Подобный опыт с парнем у него был впервые, да и вся эта обстановка давила. Морально больше, физически он был готов полностью. А теперь опять виноват перед Фернандо. Чувствует это слишком сильно на себе, как наверное никогда не чувствовал. Сначала он дает зеленый свет, такой ясный и яркий. А затем все обрубает красный. Более того, понимает, что ему тут не место. Но уйдя сейчас не стараясь все объяснить, именно объяснить, а не оправдаться, то возможно Редондо больше не подпустит его к себе. Нельзя было постоянно полагаться на то, что Фер будет прощать его вновь и вновь только от того, что любит. Давид просто был дорог ему, не понятно, правда, как брюнету удалось что-то разглядеть в парне, ведь не внешне, не внутренне он не имел особых отличай и хороших черт. Может просто привлекал физически? Да и вряд ли Фернандо захотел остаться с ним друзьями, если был так требователен к шатену. Казалось, он требовал лишь одного — либо Дави был с ним, либо оставлял его в покое. Ферран не мог дать ответа вот так быстро, не разобравшись в себе. Как он мог понять, тянет ли его к парням, если сейчас он испытывал влечение только к Феру, не к кому больше. Но это пока. Видимо все та же неопределенность виной, а может это просто любовь. Нужно было время и какая-то проверка, дорог ли Феррану Редондо. Заболеть что ли на пару дней? Пройденное, его все равно не покидает чувство вины. Может поэтому он и приходил каждый раз увидеться с Фером? Проклятые чувства. Сейчас он точно должен решить для себя что делать с данной ситуацией. Но голова как-то совсем не хотела думать. За все то время, пока брюнет пытается отстраниться и медленно натянуть назад футболку, Давид не сводит с него взгляда, понимает, что виноват, но совершенно не понимает, что делать дальше. Лишь чуть приподнимается, вздыхая и легко пробегаясь взглядом по окружению, в итоге возвращая его к брюнету. Он начинает что-то говорить, в тот момент, когда Ферран решает нащупать свою футболку и, к удивлению, находит её быстрее ожидаемого. Вопрос, адресованный Фером в конце проходится легким холодом по спине и в конец отбивает какое-либо желание оставаться здесь. Давид не собирался понимать тот факт, что Редондо вновь перестал ему верить и превратился в требовательного скептика. Понятно и сказать на это было нечего. Лишь потупив взгляд в пол, он начал разглядывать его покрытие, которое от приглушенного освещения не так хорошо было видно. Он в миг поник, забыв, что хотел сейчас кинуться объяснять все. Чуть слышный вздох. Он и без того чувствовал себя никчемным кретином, в очередной раз. Вернулся к тому, что над ним вновь и вновь скрещиваются небеса заставляя творить что-то ужасное, доставлять людям боль, как делал это с Фернандо. Давид вообще был слишком принципиальным что ли и всегда сильно переживал из-за проблем, не говоря уже о тех, в которых был сам непосредственно виноват. Он не мог просто махнуть рукой. Может это и хорошо, что совесть его не спит, и что он ей пользуется даже, а с другой стороны он и не делал ничего, чтобы хоть как-то решить часть проблем, если не мог разобраться в них сам. Он тянул. Мечтал, что все может решиться само, но в итоге его желания так и не сбывались. Дал слово — будь добр исполнить его. Имей хоть какую-то честь.
-Фер... - И эта его вымаливающая интонация, виноватый щенячий взгляд. Слишком часто он так делает, даже сам того не понимая. Он знал, что жалок, но выглядеть сейчас иначе не мог. Парень признавал свою вину. Целиком и полностью, главное, чтобы сейчас это понял Редондо. - Мне жаль. - Продолжает он, чуть пододвигаясь к парню, но не замечает, как сколько звучат его слова. Однако извиниться — единственное, что он мог сделать. - Я не могу так... Черт. Я же новичок во всем этом... - Он вновь ярко жестикулирует что-то руками, пытаясь тем самым хоть как-то разрядить обстановку и попутно натягивает футболку. - И это мой первый раз с парнем... Чувствую себя каким-то девственником, блин! Пойми меня... - Бросает на Редондо виноватый взгляд, пользуясь моментом, пока тот переводит дух, а не бежит от него подальше. Было понятно, что сейчас они разойдутся и всяко вместе сидеть не останутся, возможно поедут по домам, хотя может кто-то и задержится, но это не так уж и важно.
На последующих словах Фернандо, Давид тут же переводит взгляд  на парня и чуть сводит брови вместе, хмурясь. Вероятно, ему не стоило так реагировать, ведь он как никак виноват перед Фером, но обуздать себя и обиду, которой повеяло от последних слов, а конкретно «я врал», сейчас было как-то невыносимо тяжело.
-А может кто-то просто не пытается меня понять!? Фер, твою мать, все это впервые для меня. Я не могу понять что со мной происходит, а от того, что ты требуешь у меня еще больше крыша едет! - Он поднимается с дивана, по прежнему находясь к Редондо лицом и продолжая импульсивно размахивать руками. - Мне нужно время. Я стараюсь, понимаешь ты это или нет?! - Ударяет рукой о небольшой столик, а после опирается о него. - Для тебя стараюсь. Думаешь я был бы тут, если бы не испытывал к тебе ничего? - Легко качает головой и тут же продолжает. - Не пытаешься понять меня сейчас, не думаю, что сможешь понять в дальнейшем... Тем более когда ты сожалеешь о сказанном... Может ты и прав. Наверное не нужно нам видеться. Вообще не нужно. Так было бы проще обоим, да? - Делает небольшую паузу. - Ты спрашивал почему я сел с тобой? - Более спокойно продолжает он. -Да просто потому, что хотел сказать, что люблю тебя...Помощи попросить... В этом чертовом признание...- Поводит головой в сторону, пробегаясь глазами по лицу Редондо. В итоге качает головой в который раз и медленно разворачивается. Уходит с каким-то легким фырканьем, понимая, что не смог бы оставаться больше и так кучу всего лишнего наговорил, что говорить то и права не имел. Чувствует себя еще хуже, причинил близкому человеку боль своим глупым отказом, да еще и наорал перед уходом. Просто отлично, лучше некуда. Настроение испорчено и оставаться парень точно не собирается. Хорошо, что дома было тихо и спокойно. Капающие на мозг родители уехали в очередную командировку, на обещано долго, родственников после последнего раза приставлять следить за ним не стали, а это значило можно будет как минимум  неделю — другую отсидеть дома, без посторонних глаз и ушей. Залечь как говорится на дно, но а в случае Феррана засесть за консоль...

+2

13

Иногда хотелось бы стать обладателем какой-нибудь магической способности. Большинство бы предпочло что-то вроде чтения чужих мыслей или перемещения в пространстве, но Редондо бы не отказался от чего-то, что помогло бы ему не ощущать моральных страданий, избежать боли. Вот жить-жить, а когда кто-то должен сделать что-то обидное – в миг становится пофигистом и закрывать на все глаза. Может быть, эта способность и не пригодится ему каждый день, как телепатия, например, зато толку от неё будет больше. И в последнее время он бы пользовался этой силой весьма часто. Некоторые люди, правда, пропускают боль мимо ушей и без особых навыков, но раз уж у Фера так не получается, то нужна помощь свыше. Бред, конечно. Такого не бывает и никогда не будет. Если ты не можешь переносить страдания, то просто научись это терпеть, стань сильнее и выше этого, а не жди пощады от судьбы. В эти сказки в их возрасте никто не верит. Быть пофигистом, естественно, тоже не выход. Тогда ты перестаешь быть нормальным человеком, а становишься каким-то бесчувственным деревом, которому все до звезды. Люди не должны такими быть. Так что надо найти некую золотую середину. Когда нужно уметь переживать, радоваться или чувствовать боль, а когда нет – найти в себе достаточно сил для того, чтобы удержать все это в себе, и продолжать идти по своему пути с гордо поднятой головой. Поиски этой середины не будут легкими, но это наверняка того стоит. Вот с завтрашнего дня Редондо и начнет этим заниматься. В последнее время ему казалось, что он только и делает, что жалуется. Все жалобы связаны с одним-единственным человеком. Причем, Фер плачется об этом Йоли, Хулио, и даже самому Давиду. Как пятилетняя девочка, которой не купили любимую куклу, честное слово. Скорее всего, брюнет уже всех достал постоянным нытьем, и друзья все ещё об этом не сообщили из вежливости. А иногда чем больше говоришь об этом другим, тем более думаешь сам, и легче совсем не становится.
Сегодняшняя их встреча с Ферраном стала своеобразной последней каплей. Фер думал, что готов возвращаться к началу снова и снова, надеясь, что когда-нибудь конец будет иным, и он не станет тем, кто вновь будет отвергнут. Но брюнет переоценил свои силы. Он хотел бы дождаться хэппи энда и, если бы знал, что после всех стараний у них с Давидом все будет хорошо, то взял бы волю в кулак и терпел, однако сейчас ему кажется, что счастливого конца в принципе быть не может. Фернандо сам его придумал. Действительно, все это время витал в облаках и видел то, чего на самом деле нет. Такое бывает, когда ты очень сильно чего-то хочешь. Ещё пару минут назад он был готов клясться, что их чувства друг к другу находятся примерно на одинаковом уровне, а теперь эта догадка казалась такой глупой. Фер недавно чувствовал быстрое сердцебиение Феррана и позволил себе верить в то, что это он вызывает у шатена такие эмоции. А на самом деле это, скорее всего, вовсе не так. Адреналин, новые эмоции, что-то ещё, но никак не любовь. Стало жутко невыносимо от такого осознания. И до этого было больно, а сейчас казалось, что мир вообще развалился. Что это все происходит не с ним. Разве он сделал что-то настолько плохое в своей жизни, что теперь вынужден так страдать? Видимо, в прошлой жизни Фер был каким-то серьезным преступником и расплачивается за это. Фернандо бегает взглядом по лицу Феррана, словно надеясь найти там опровержение собственной же теории, но как назло ничего подходящего не видит. Может быть, только легкий оттенок вины, но это его вечная мимика после очередного облома. В один момент все, что думал себе Редондо, чего хотел, на что надеялся, абсолютно все уничтожилось. Было стерто с лица земли. И в этот же момент пришло осознание того, насколько глупым он был, свято веря, что в этот раз у него что-нибудь с кем-то получится, что им не воспользуются снова, что теперь-то все будет по-настоящему. Фер твердо для себя решил, что завтра пойдет в колледж, даже если вновь придется столкнуться с Ферраном лицом к лицу, хватит быть всегда жертвой. Он ни словом не промолвится о сегодняшнем Йоли, не скажет Хулио, и ни одному из них не задаст ни единого вопроса о Давиде. Если никто не будет знать – будет легче делать вид, что ничего не случилось. Надоело страдать из-за проблем, которые сам себе придумал шатен. Он то страдает из-за своих страхов, а Фернандо почему тоже должен из-за этого мучиться? Хватит. Раз уж способности становится пофигистом по щелчку пальцев у него нет, значит придется учиться этому ремеслу самостоятельно. И чем быстрей, тем лучше. На одной из перемен успеет уговорить Йоланду сходить с ним в какой-нибудь гей-клуб. А что? Подруга с радостью составит ему компанию, ещё и организует знакомство. Редондо пора бы выкинуть Феррана из головы.
Давид сначала пытается оправдаться. Причем все то, что он говорит сейчас, звучало бы куда выгодней несколько минут назад. Первый раз с парнем более подходящая отговорка, чем его любимая опасность перед мнением окружающих. Теперь уже поздно. Однако, его попыток извиниться надолго не хватает. Кажется, все переворачивается с ног на голову после фразы Фера, что он наврал, будто всегда будет рядом. На самом деле, естественно, Редондо не врал в тот момент. А сказал это только потому, что хотел как-то задеть Давида, спустить его с небес на землю. Хотя это даже не сравнить с тем, что испытывает брюнет в данную секунду. Эта фраза ни что, по сравнению с тем, что происходит внутри Редондо каждый раз, когда Ферран его отталкивает. Пусть и ему теперь будет чуточку тяжело. Может быть, это эгоистичное желание, но Фернандо надоело быть одному в этом омуте боли. Только вот реакция после этих слов последовала совершенно не та, которую бы Фер хотел видеть. Кажется, шатен ни на секунду не задумался и тут же кинул в Редондо ответное обвинение. Это был удар ниже пояса. Неужели это действительно Давид сейчас обвиняет его в непонимании? То есть тот факт, что Редондо старался его поддерживать, давал какие-то советы, хотел быть рядом, при этом, кстати, ни разу не заставлял его пойти и признаться всем вокруг в своей ориентации – не считается даже за попытку его понять? Что за идиотизм!? Как у него вообще язык поворачивается такое говорить? Ферран мог обвинить его во многом – в постоянных придирках, ссорах, требовательности, в том, что он не дает Давиду возможности все обдумать какое-то время ( и не потому, что не хочет, а просто не может быть долго без него), в том, что брюнет иногда пытается бежать вперед паровоза, но непонимание. Полная чушь. Фернандо не так давно пережил тоже самое, что сейчас происходит с шатеном и все, что он делает, это только из благих побуждений. Ему тоже тяжело было все осознать и принять себя таким, каков есть, пытался это подавить, встречался с девушками, закрывая глаза на очевидное. Был ли счастлив? Нет. Сейчас же у него больше проблем, косые взгляды, зато он рад, что не должен одевать на себя маску и строить из себя того, кем не является.
Фер сейчас чувствовал себя совсем ненужным. Наверное, что-то делал не так, раз Давид считает, что Редондо его не понимает. Столько усилий приложил, чтобы поддержать его в это время, прощал, давал все новые и новые попытки, а теперь оказалось, что шатену это не надо. Видите ли он не пытается его понять. Что ж, раз так, то пусть его понимает кто-то другой. Сейчас Ферран сам поставил точку.
-Это не любовь, Давид. Это твой чертов каприз. И, да, нам будет проще не видеться вообще,- напоследок успевает выпалить Фер, когда Ферран уже направляется к выходу. Это он должен был уйти первым, он в очередной раз стал капризом маленького мальчика по имени Давид. А что получилось в итоге? Ферран поразвлекся на столько, на сколько ему захотелось, снова дал ему отворот-поворот, ещё и решил Редондо виноватым во всех грехах человеческих сделать. Фер проводил шатена взглядом, оставаясь сидеть на месте, как вкопанный. В голове все никак не укладывалось, что это все произошло на самом деле. Опять. Замкнутый круг, который они, похоже, разорвали. Эта ссора была явно посерьезней, чем все предыдущие. Обычно Давид уходил, опасаясь своих эмоций и что их увидят, а Феру ничего не оставалось, кроме как уйти следом. Теперь же они оба разошлись по другим причинам – один считает, что другой его не понимает, а второй никак не может поверить, что от него вновь отказались и обвинили в том, в чем права не имели обвинять.
Только где-то через пять-десять минут Редондо смог подняться с места, лихорадочно оглядываясь, дабы убедиться, что ничего не забыл. Достал телефон из кармана и набрал Йоли, чтобы убедиться, что она уже дома, а не ищет его по всему округу. Не сказал ей ничего о том, что произошло, даже смог сделать голос повеселей. Сегодня Фер больше никуда не пойдет. Вернется домой, запрется в комнате, даст себе последний шанс попроклинать несправедливости жизни, а завтра сделает все возможное, чтобы вернуться к образу беззаботного Редондо, у которого нет никаких проблем.

+2


Вы здесь » Madrid: College Zurbaran. » флешбек. » -скажи мне, наконец, любишь ты меня или нет?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC